истории

11.10.1984

Хроники самой страшной авиакатастрофы в СССР (18+)
11 октября 1984 года ТУ-154 компании «Аэрофлот» выполнял регулярный рейс Краснодар — Омск — Новосибирск. При заходе на посадку в аэропорту Омск-Центральный самолёт столкнулся с тремя аэродромными машинами, работавшими на полосе. Погибли 178 человек, выжили всего 5. Эта авиакатастрофа остается крупнейшей на территории бывшего СССР.

Мы уже выкладывали одно из первых и лучших расследований на эту тему — материал Михаила Лебедева, впервые опубликованный в 1998 году в газете «Вечерний Омск». В нём в полной мере раскрываются обстоятельства, причины и последствия трагедии — и что-то новое добавить к этому сложно. Кроме, пожалуй, документальных свидетельств катастрофы, которых нет в Сети, если не считать пары снимков плохого качества.

Поэтому мы решили обратиться в архив Омского областного суда, где хранятся материалы восьмитомного уголовного дела об инциденте.
После столкновения передняя часть самолета перевернулась
В уголовном деле сухо, с характерным прагматизмом и без лишних эмоций сообщается, что «в 02 часа 41 минуту произошла катастрофа самолёта, который при пробеге после посадки столкнулся с двумя ветровыми автомашинами — Урал-375, КрАЗ-258 — и машиной сопровождения УАЗ-469, разрушился и сгорел, вызвав гибель 178 человек; государству причинён ущерб на сумму 1 686 238 рублей».
Называется и одна из причин, которая могла «повлиять на исход полёта»: в машине сопровождения не было второй радиостанции, из-за чего мастер аэродромной службы не знал о посадке самолёта и не убрал машины с полосы. Были, правда, и другие обстоятельства: у машин не было проблесковых маячков, из-за чего их не увидел экипаж самолёта, а диспетчер Бородаенко в аэропорту спал.
У машин не было проблесковых маячков, из-за чего их не увидел экипаж самолёта
В 2 часа 45 минут к месту происшествия прибыли первые пожарные, из их отчета можно узнать, что происходило на месте: передняя часть фюзеляжа была перевернута вверх ногами, нижняя часть сплошь разрушена взрывом, из разломов выбивалось пламя на высоту 3−5 метров, признаков жизни людей внутри фюзеляжа не было, на ВПП лежали трупы и травмированные пассажиры и горело топливо.
В отчете говорится, что пожарные и медики подобрали с ВПП 16 травмированных пассажиров — все они, кроме одного, в последующие дни скончаются в больнице. Четыре человека экипажа выбрались через форточки самостоятельно, одна женщина была извлечена из-под фюзеляжа с помощью лопат и крана.
Пожарные и медики подобрали с ВПП 16 травмированных пассажиров — все они, кроме одного, в последующие дни скончаются в больнице
В процессе тушения взорвался кислородный баллон, находившийся в салоне. В 3 часа 10 минут пожар был ликвидирован. В тушении участвовали 134 пожарных, более 50 автомобилей и 3 подъемных крана. Аэропорт был закрыт с 2 часов 41 минуты до 18 часов 30 минут, 7 рейсов задержано, 20 отправлено на запасные аэродромы.
К уголовному делу прикреплён акт на деньги, документы и ценности, найденные на месте происшествия. Среди многочисленных паспортов, профсоюзных, комсомольских и военных билетов встречается книжка отдыхающего, детское свидетельство о рождении, личное дело ученицы, свидетельство о восьмилетнем образовании, а также — с десяток лотерейных билетов, принадлежавших одному из пассажиров.
Среди найденных ценностей, помимо множества мокрых и обгорелых рублей и облигаций, — обручальные кольца, кулоны и цепочки, серьги «Листочек», карманный фонарик, расческа и несколько десятков наручных часов, напротив каждого в списке стоит уточнение «подлежит уничтожению». Акт составлен 18 октября — на то, чтобы отсортировать вещи погибших, понадобилась неделя.
Лётное поле вокруг места крушения было усеяно личными вещами пассажиров
Далее следуют перечень вещей из ручной клади пассажиров и имена владельцев — в случае, если их удалось установить. Среди огромного числа сгоревшей и мокрой одежды (детский сарафан и панамка, бюстгальтер кофейный, сандалеты мужские), сгоревшей еды (в одной из сумок — масло, сосиски, колбаса, лепёшки, орехи, 22 банки консервов, в другой — три коньячных набора и две банки компота, одна, как уточняют следователи, — абрикос, вторая — вишня) находится и множество уцелевших вещей.
Так, после перечисления содержимого одного из чемоданов, в котором в числе прочего оказались ленинградская тушь, 100-граммовый пакет черного перца, старая мыльница и кардиограмма, следователь уточняет: «…всё хорошее, кроме чемодана».

Также в уголовном деле присутствуют показания непосредственных участников и виновников трагедии.

«Произошел первый удар об автомашину КПМ. Удар был не сильный, машину дернуло. Второй удар был очень сильный, после чего я почувствовал замедленный переворот самолёта через крыло и разворот. Далее мы перевернулись, экипаж повис на ремнях. В стёклах кабины я увидел снег и траву. Всё произошло очень быстро. <…> Покинули мы кабину через форточки. <…> На полосе я увидел огненную дорожку из горящих обломков самолёта и горящую машину. <…> Мы c бортинженером пытались открыть левую переднюю входную дверь, но нам это не удалось. Кроме царапины на руке и ссадины на виске, я никаких телесных повреждений не получил», — рассказал на допросе командир экипажа Борис Степанов.
«Работа диспетчера очень неравномерная — то самолёты садятся часто, а то — редко. В ночное время, когда самолёты садятся редко, а на СДП находишься один, начинает клонить ко сну. <…> К тому времени я периодически то засыпал, то просыпался, поэтому точно не могу вспомнить, с какими вопросами ко мне обращались. <…> Чтобы удобнее было спать, я поменял рабочее жесткое кресло на мягкое, которое стояло в углу. Сквозь сон я слышал радиообмен между экипажем ТУ-154 и диспетчером посадки. <…> По всей видимости, я дал разрешение занять полосу с двумя ветровыми машинами. Однако этого момента я совершенно не помню. После катастрофы Огородников мне сказал, что два раза вызывал меня, но я молчал, а потом почему-то отвечал «Свободно», — признался на допросе диспетчер Бородаенко.
«В начале октября 1984 г. дочь Анна позвонила мне по телефону и сказала, что 7 октября отметят день рождения Валерия [мужа] и сделают свадьбу, а 10 октября вылетят домой. У родителей Валеры Анна и Валера собирались сделать свадьбу и зарегистрировать там брак. 16 октября я узнала, что моя дочь Колесниченко Анна и зять Зубенко Валерий погибли при авиакатастрофе в Омске. 17 октября ко мне приехала мать Зубенко Валерия, в этот же день нам привезли урны с прахом Анны и Валерия", — рассказала следователям мать погибшей пассажирки.
Через три месяца состоялся суд над виновниками аварии, они получили от 12 до 15 лет общего режима. Восьмистраничный приговор также приобщен к уголовному делу. Ниже мы предлагаем желающим ознакомиться с некоторыми его фрагментами