путешествия
Экспедиция Омск - Экибастуз
Путешествие в страну угля, бескрайних степей и суровых гаишников
Первые одиннадцать лет жизни я провел в этом городе. Но еще до того, как слова «гребаный Экибастуз» стали мемом, моя мама почуяла неладное, продала все и мы уехали в Омск. Спустя годы я решил посетить это место с экспедицией и свежим взглядом посмотреть, как поживает город детства и чем его жизнь отличается от омских будней.
Дорога
Кратчайший автомобильный путь до Экибастуза из Омска начинается с Черлакской трассы, знаменитой тем, что в двух десятках километров от города там живет бывший губернатор Леонид Полежаев. Якобы благодаря этому трасса в свое время пережила не один капитальный ремонт и качество асфальта на ней до сих пор практически безупречно.

Чтобы заметить это, не приходится прибегать к какому-либо глубокому анализу. Надо просто сесть в машину, выехать из города, и в тот момент, когда вы будете проезжать табличку с перечеркнутым словом «Омск», сосредоточиться... В эту секунду прекратится грохот подвески, пропадет привычная для города качка, и машина будет лишь плавно покачиваться, когда вы станете обгонять тихоходные фуры.

Расстояние от Омска до Экибастуза составляет 550 километров
Так будет продолжаться следующую пару часов, пока не доедете до Большого Атмаса, известного по событиям, о которых в окрестностях пытаются забыть как о страшном сне.

Вскоре появится таможенный пропускной пункт «Ольховка», представляющий собой не монументальное здание, а несколько стоящих за шлагбаумом вагончиков-бытовок, оборудованных для досмотра и проверки документов. Нам повезло, и перед нами на таможне не было ни груженых фур, ни 40-местного рейсового автобуса. По рассказам бывалых, это может отнять лишних полчаса при прохождении таможенного контроля. Причем зимой эта процедура портит куда больше нервов пассажирам, вынужденным ждать на морозе своей очереди перед входом в вагончик. Пускают туда только по одному.
Еще большее негодование вызывает диссонанс при взгляде на стоящее в 100 метрах от этих таможенных вагончиков капитальное здание казахстанской таможни, в котором при желании в тепле могут поместиться хоть триста пересекающих границу граждан.
По этому поводу в интернете можно найти множество негодующих откликов от людей, когда-либо пересекавших границу через «Ольховку».
Российская сторона - это же каменный век, ни в какое сравнение с Казахстаном! Это ж надо так издеваться над собственным народом!
Алексей Долгих,
пользователь «Омского форума»
После досмотра машины, заполнения миграционной карты с указанием цели визита и принимающей стороны нужно купить местный страховой полис по типу нашего ОСАГО. Оформляется он в пяти метрах от границы, на территории Казахстана, в будке с одним- единственным маленьким окошком. Условия страховки нас неприятно удивили: минимальный срок две недели, даже если вы едете через Казахстан транзитом на Алтай, а стоимость - около 1700 рублей. Голос из темноты будки сообщил, что такие правила действуют с 1 января 2016 года. Но таможенник, которого мы согласились подвезти до поселка Железинка в 40 километрах от границы, сказал:

- Поехали, у нас там дешевле можно сделать, сто процентов.

Ну, о'кей - едем. Всю дорогу таможенник что-то кому-то рассказывает на казахском по телефону. Заграница, чо...

- Вон синие ворота, «страховка» написано, - говорит казах на прощание.

Казахстанский аналог российского полиса ОСАГО
В доме меня встречает женщина лет 80-ти, на костылях.

- А по страховке сейчас к нам редко заезжают. Уравняли цену. Раньше русским было дешевле в Казахстан ездить. Можно было на пять дней застраховаться, заплатить тысячи две тенге - рублей 400 на ваши - и все. А тут вот такой недружественный жест. Дима корову доит, подождите.

Через 20 минут с ведром, из которого торчал клубок белой пены, в дом вошел Дима - страховой агент. Прямо в гостиной, частично переоборудованной под офис с компьютером и принтером, Дима напечатал мой полис и порекомендовал не превышать скорость.

- Штрафы у нас сейчас большие. Ехать строго по знакам, и не дай бог больше ста. Превышать безнаказанно можно только на 9 км в час, а не как в России - на 19.
Бросаем полис в бардачок и двигаемся далее в сторону Павлодара. Кстати, после прохождения границы пейзаж резко меняется: почти полностью пропадают деревья. Видна одна голая степь, а горизонт разрезают лишь провода линий электропередачи.

Время от времени у дороги появляются стада лошадей. Цифры на табло АЗС сначала рвут шаблон, но потом ты вспоминаешь, что цены указаны в тенге.
Дорога до Павлодара хорошая и пустынная. Приходится бороться с собой, чтобы не ехать быстрее 119 км в час. Через несколько километров после устрашающей панорамы павлодарского алюминиевого завода поднимаемся на мост через Иртыш.
Казахская ЖПП
Река здесь немного шире, чем в Омске. Но именно на этом узком двухполосном мосту заканчивается нормальная дорога и увеличивается количество экипажей ЖПП - аналога нашего ДПС. Но в Казахстане у сотрудников дорожной полиции больше полномочий. Они могут ехать с приставленным к лобовому стеклу радаром и, заметив превышение, включить спецсигнал, развернуться и перекрыть вам дорогу.
Не прошло и получаса, как у поселка Ленинский нам посчастливилось лично пообщаться с представителем ЖПП. Инспектор махнул жезлом, мы припарковались за пятью машинами, которые он остановил до нас.

- Инспектор Сулейменов. Можно ваши документы?
Тот самый инспектор ЖПП
Та самая машина для бесед с "командиром"
Далее все было как-то не по российскому сценарию. Общался он немного неформально. Я даже не стал качать права и спрашивать о причине остановки и просьбы выйти из машины. Инспектор узнал, как меня зовут, пожал руку, а потом спросил про огнетушитель. Я, расслабленный, сказал что нету - фатальная ошибка. Потому что досматривать авто он не имел права. Он передал мои документы другому сотруднику в патрульной машине и сказал:

- Идите разбирайтесь с командиром.

Командир с коротким предисловием сказал:

- Ну, что будем делать?

- А что вы предлагаете?

- У тебя наши или ваши? - очень прозрачно спросил он про деньги.

Ох... Ну, дальше все было, как у нас еще лет 5-10 назад. Хотя, возможно, это я такой везучий и в Омске меня никто уже давно не останавливал и не предлагал «решить вопрос».
Трасса «Павлодар - Экибастуз»
Но больше всего на этой дороге стоит бояться не голодных сотрудников ЖПП, а разбитого асфальтового покрытия, которое ремонтируют уже не первый год. Несмотря на строгость ПДД, местные водители часто превышают скорость, что заканчивается плачевно.
Город
Экибастуз встретил нас отвалами отработанной при добыче угля породы и стелой в виде круга роторного экскаватора. Дорога выводит нас на главную улицу Ленина, которая сейчас носит имя Машхур Жусупа - казахского поэта, мыслители и этнографа. Бывшая улица Карла Маркса так же кощунственно для коммунистов всего мира переименована в улицу Мухтара Ауэзова - казахского писателя. Но на окраинах города сохранились и старые топонимы.
Главное, что роднит Омск и Экибастуз, - у нас сидел Достоевский, а у них - Солженицын. Там находился большой гулаговский лагерь, где, конечно, не обошлось без политзаключенных. В повести «Один день Ивана Денисовича» можно узнать некоторые особенности Экибастуза 50-х годов, когда он начал массово застраиваться. Некоторые районы даже имеют сходство с омским городком Нефтяников. В особенности с районом улицы Малунцева.
Экибастуз
Нефтяники
Да и сами мотивы строительства схожие: было главное предприятие, для рабочих которого нужно было строить жилье и какие-то социальные объекты. В случае с Экибастузом это был угольный разрез. И сейчас большинство моих одноклассников работают либо экскаваторщиками, либо машинистами на тепловозе, либо заняты в обслуживании какого-то оборудования, нужного для угольного разреза. Один из них рассказал мне о моднейшей японской методике оптимизации «5S», которая внедряется на разрезе. Что она конкретно включает, никто объяснить не смог, но частные моменты показывают столкновение самурайских методов ведения бизнеса с казахстанскими реалиями.
Работники должны несколько раз в день протирать пыль на рабочем месте. Раз в неделю генеральная уборка. Моют всё - выкручивают лампочки, моют, сушат и вкручивают обратно. Есть много других моментов типа обязательных рацпредложений от сотрудников. Но на то, что пятиметровые стальные ворота в ангаре для тепловозов открываются руками, а из потолка торчит железный лом, воткнутый кем-то еще при советской власти, никто внимания не обращает. Но рано или поздно этот лом отстыкуется и на кого-нибудь приземлится.
Андрей К.,
мастер участка экибастузского угольного разреза
В самом городе много уголков, где десятилетиями ничего не меняется. А в списке новых построек, как правило, в основном одни торговые центры. Хотя нет, есть еще большая музыкальная школа. А также появились полицейские будки, обитатели которых, помимо дубинки пэпээсника, имеют среди спецсредств и полосатый жезл, чередуя отлов выпивших лишнего с выявлением нарушителей ПДД. Что касается общественного транспорта, то тут он представлен лишь рейсовыми автобусами и такси. Здесь до сих пор есть небольшие скопления такси у некоторых автобусных остановок, некоторые не вызывают такси по телефону, а по привычке выходят за ним на «пятак». О степени распространения сервиса Uber промолчу.
Многие бизнесмены открывают заведения в старых зданиях. К примеру, главный кинотеатр города «Казахстан» в свое время разделил свои помещения с ночным клубом и лаундж-баром. Большинство вывесок и табличек двуязычные. То же самое касается дорожных знаков с надписями.

Бросается в глаза одно ноу-хау в сфере ЖКХ - платный проезд в лифте жилого многоэтажного дома. Перед тем как нажать кнопку нужного этажа, жильцы прикладывают специальную карту, как в метро. С карты списывается 9 тенге (около 2 рублей), и только тогда лифт работает.
В остальном быт экибастузцев описывать бессмысленно. Тем более что и туда уже давно добралась IKEA. Но не официально, а силами местных жителей, которые загружают 20 телег всякой всячины в омской IKEA, везут это в Экибастуз и заботливо втридорога продают землякам тумбы под телевизор, журнальные столики, силиконовые прихватки для горячего и все такое.

На центральных улицах практически повсеместно первые этажи заняты магазинами, ломбардами и пунктами микрокредитования. Трудно не заметить огромное количество спутниковых антенн на домах. Когда-то спутниковое телевидение пришло в город, и все бросились ставить тарелки, чтобы не смотреть всего несколько каналов. Особенно актуально это было для русскоязычных жителей города, поскольку еще 20 лет назад тут уже были каналы, которые вещали исключительно на казахском языке.
Раньше такой проблемы, как языковой барьер, в Экибастузе не было. Но со временем менялось законодательство Казахстана, документооборот и многое другое начали постепенно переходить на государственный язык. Если раньше в компании русскоговорящего человека казахи старались говорить по-русски, то теперь все чаще предпочитают родной язык. Некоторые даже искренне негодуют: как так, мы, казахи, знаем русский, а некоторые не в состоянии выучить наш язык.

Русскоязычные казахстанцы в большинстве думают, что ситуацию хоть как-то сдерживает действующий президент Нурсултан Назарбаев. Считается, что он препятствует распространению националистических идей, отголоски которых время от времени прорываются в прессе. Безоговорочный авторитет Назарбаева в последние годы привел к некоторым издержкам. А именно, к культу его личности на уровне государственной идеи.
Олицетворение местной прессы - газета «Голос Экибастуза». Много места в ней занимает реклама, есть программа для тех, у кого стоит тарелка, имеются и новости типа проделок поджигателя из окрестного аула Акколь, который после сена и угля принялся поджигать живую скотину.

Экибастуз-1990
Экибастуз-2016
Раньше город имел всесоюзное значение. Ввиду неплохой платежеспособности населения сюда регулярно приезжали с концертами столичные звезды. Иногда гонорары им выплачивались за счет спонсоров в лице угледобывающих предприятий. Сейчас приезд артиста из Москвы большая редкость.
Дифференциация штанов
В Экибастузе живет больше 100 тысяч человек. 50% населения - казахи. Есть одна православная церковь и одна мечеть, у входа в которую на плакате обозначены ключевые особенности дресс-кода для посещения культового сооружения.
В период пробуждения национального самосознания, которое началось во время перестройки, Экибастуз столкнулся с некоторыми проблемами религиозного характера. В городе, как и во всем Казахстане, появились группы бородатых молодых людей в коротких штанах.
И это были не хипстеры, а люди, которые считали себя истинными мусульманами. Во времена пророка Мухаммеда ткань была дорогой, и штаны до пола мог позволить себе не каждый. Богачи, стараясь подчеркнуть свой статус, стали шить себе одежду, которая волочилась по земле. Тогда посланник Аллаха, чтобы уничтожить неравенство и гордыню, велел носить простые короткие штаны. Доказательство этому можно найти в одном из хадисов Корана: «То, что ниже щиколоток, - в огне».

Вот и экибастузские бородачи кинулись буквально исполнять написанное в Коране. Авторитетные люди называют это одним из признаков радикальных движений. В силу климатических особенностей зимой штаны не укорачивали, а просто заправляли в носки. Сказать, что это смотрелось не круто, - ничего не сказать.

Казахстан по-прежнему остается светской страной, и такие экземпляры с жидкими бородками и в подкатанных штанах вызывали в обществе жуткое раздражение. Закончилось оно настоящим преследованием исламистов со стороны властей и уходом бородачей в подполье. Возможно, они и сейчас тайно заправляют штаны в носки, только прячут всю эту псевдоисламскую атрибутику под джинсами.

Что будет дальше с Экибастузом, покажет время, а нам пора возвращаться в Омск.
Дмитрий Валитов
текст, дизайн, верстка
Читайте также:
Made on
Tilda