истории
Город, которого нет
История исчезнувших омских зданий
Любой город постоянно теряет себя: свои дома, свои улицы и особенно своих людей. Что-то медленно и понемногу отмирает само собой в спокойные годы. Что-то стремительно и необратимо отсекают исторические стихии вроде революции или перестройки.

И год за годом улицы города заполняют фантомы прошлого. Мы собрали несколько историй и фотографий, которые, возможно, сделают зримыми некоторые из них.
1. Царские ворота. Как цесаревич Николай за казаков пил.

2. Особняк Коврижина. О доме, который переехал поближе к центру.

3. Кинотеатр "Гигант". Самая жуткая глава.

4. Здание Общественного совета. Немузыкальная комедия.

5. Павильон омского парусного кружка. Как пиво чуть не убило всю романтику.

6. Склад Эльворти. Как модерн подружился с евроремонтом.

7. Особняк купца Николая Машинского. Детский сад и что-то ещё.

8. Особняк Моисея Куперштейна. Уникальный случай.

9. Галкинская церковь. Краткий курс борьбы с религией.

10. Безымянная. Как баптистам повезло, а остальным - не очень.
1. Царские ворота
Деревянная триумфальная арка была построена в 1891 г. в честь прибытия в Омск наследника престола цесаревича Николая Александровича, будущего императора Николая Второго, и располагалась на левом берегу Оми, на месте нынешнего сквера имени Врубеля.
Царские ворота. 1903 год. Точка съемки – начало нынешней улицы Лермонтова на перекрестке с Ильинской
Так это место выглядит сейчас
Тогда стало известно, что престолонаследник намерен посетить столицу Степного генерал-губернаторства с 19 по 22 июля, по возвращении из Японии. Однако он приехал на несколько дней раньше: во время прогулки с японским принцем на будущего императора совершили покушение и чуть не зарубили саблей, после чего Николай решил, что ему срочно пора на родину.

К приезду горожане украшали здания флагами, зеленью и вензелями, ставили шесты для иллюминаций, приводили в порядок дома и улицы. Предварительно в Томск за цесаревичем отправили оркестр и хор Сибирского казачьего войска, который развлекал престолонаследника на пароходе «Николай» в течение восьми дней.
К приезду царской особы было возведено несколько триумфальных арок, автором которых стал городской архитектор Эдуард Иванович Эзет.

14 июля пароход «Николай» пришвартовался к омской пристани. Оба берега Оми и мост были усеяны толпами людей, гремели пушки, стоял колокольный звон. Будущего императора встречали местные випы во главе с генерал-губернатором Степного края бароном Таубе.
«Во время прогулки с японским принцем будущего императора чуть не зарубили саблей, и Николай решил, что ему срочно пора ехать в Омск».
Николай Александрович садится в экипаж. Фотограф И.Е. Кесслер
Престолонаследник отведал хлеб-соль во временно установленном Царском павильоне на набережной, после чего направился в Ильинскую церковь, проехав через Царские ворота, а после молебна – в свою временную резиденцию – дворец генерал-губернатора.

По слухам, все это время восторженный народ бегал за наследником престола, уничтожая на своем пути цветочные клумбы и молодые деревца, посаженные к приезду гостя.
На второй день Николай, который был не только престолонаследником, но и августейшим атаманом, в основном общался с казачеством и помимо прочего успел произнести тост: «За славное Сибирское казачье войско и представителей родственного ему Семиреченского. Ура!», а после, говорят, выражал крайнее довольство радушным приёмом.

На третий день Николай побывал на закладке Успенского собора и после его освящения уехал в Петропавловск. Ворота снесли ориентировочно в 30-е годы, вероятно как символ прославления царского режима.
Вид на устье Оми с Ильинского собора. Слева видны Царские ворота. 1904–1911 гг.
2. Особняк Коврижина
С этим объектом отдельная история – его вроде бы уже нет, но он при этом всё еще как бы есть.
Особняк был построен ориентировочно в 1910–1911 годах по адресу: Узкий переулок, дом 6. Двухэтажный бревенчатый дом принадлежал губернскому секретарю Якову Коврижину.

На тогдашней южной окраине дореволюционного города он выгодно отличался среди одноэтажной застройки Узкого переулка нетрадиционным архитектурным оформлением в стиле модерн.

Теперь нет ни самого дома, ни переулка. Особняк был снесен в 2003 году, и на его месте компания «Акция» построила элитную кирпичную девятиэтажку, получившую 76-й номер по улице Жукова.

Однако особняк Коврижина вдруг оказался объектом культурного наследия, и компании «Акция» пришлось воссоздать его на углу Певцова/Коммунистической.
«После сноса особняк Коврижина вдруг оказался объектом культурного наследия, пришлось воссоздать его на углу Певцова/Коммунистической».
Даром что он был памятником деревянного зодчества – на новом месте почему-то возвели здание из кирпича, представляющее странную смесь из подделки под старину, современной архитектуры глазами предпринимателя средней руки и чего-то еще; подобное сейчас принято называть «цыганским барокко».
3. Кинотеатр «Гигант»
С этим кинотеатром связана одна из самых зловещих историй нашего города, подробности которой в разных источниках несколько различаются. Далее представлен некий средний вариант, позволяющий составить общее представление о том, что происходило на самом деле, а также пощекотать нервы подробностями, многие из которых наверняка выдуманы.
В начале второго десятилетия ХХ века в Омске набирает популярность кинематограф и один за другим появляются кинотеатры «Прогресс», «Модерн», «Салон», «Миньон», а вскоре новое здание начали возводить напротив нынешнего Органного зала.
В течение двух недель газета «Омский телеграф» ежедневно сообщала:

«На днях состоится открытие нового грандиознейшего кинотеатра «Гигант». Специально выстроенное здание рядом с театром «Прогресс». Все устроено по последнему слову техники, паровое отопление, электрическая вентиляция и все удобства для публики. При театре роскошное кафе».
И действительно, совсем скоро в «Гиганте» демонстрировалась драма из студенческой жизни «Проведемте ж, друзья, эту ночь веселей!», комедия «Телескоп профессора Амстрагама», фарс в четырёх актах с прологом «Один намылился, другой побрился», а также натура «Юное поколение Голландии». Показы немых фильмов сопровождались игрой лучших омских музыкантов.

После революции кинотеатр, наряду с прочими увеселительными заведениями, был национализирован большевиками и сменил репертуар на более идеологически выверенный.
«В 1946 году по городу поползли слухи о том, что в кинотеатре пропадают дети. При первом же обыске на чердаке здания нашли 13 трупов».
Во время Великой Отечественной войны в нём демонстрировались духоподъёмные патриотические картины, а в послевоенные годы – мультфильмы и детские картины, собиравшие полные залы детей, в том числе беспризорников, которых по понятным причинам было много.

В 1946 году по городу поползли слухи о том, что в кинотеатре пропадают дети. Им не уделяли особого внимания, пока с подобным заявлением в милицию не обратилась жена начальника завода, которая так и не дождалась сына после сеанса. При первом же обыске на чердаке кинотеатра обнаружили присыпанные опилками трупы 13 детей.
После войны предприятия еще не перестроились на выпуск товаров для нужд населения, и наблюдался дефицит детской обуви и одежды. Её можно было достать на вещевых рынках за большие деньги.

На этом решили подзаработать 40-летняя Пелагея Беляева и её 18-летний сын Анатолий Воробьев, носивший прозвище Косой из-за поврежденного в драке глаза.
Они сочинили довольно простой план: убивать детей и продавать их вещи на рынке. К ним присоединились еще несколько знакомых Косого. Лишь троим из 15 членов банды было по 18 лет, остальным – от 12 до 16.

Первой жертвой 20 октября 1946 года стал 11-летний беспризорник, которого заманили в березовую рощу возле кордной фабрики, задушили проволокой и закопали.
«За месяц банда убила 19 детей. Пятерых - на чердаке дома по улице Короленко, остальных заманивали в кинотеатр – бесплатно посмотреть фильм».
В ноябре банда лишила жизни еще 19 детей от 9 до 16 лет. Пятерых убили на чердаке дома по улице Короленко, утопив тела в проруби на Иртыше, остальных заманивали в кинотеатр – бесплатно посмотреть фильм через вентиляционное отверстие.

Помимо проволоки, в арсенале убийц были обрезок металлической трубы и палка с набалдашником, утыканным гвоздями.
В декабре 1946 года банду раскрыли и задержали. Шестерых приговорили к десяти годам тюрьмы, десятерых к расстрелу. Девять из них подали прошение о помиловании и получили 25 лет исправительно-трудовых лагерей.
Исключением стал некий Александр Фадеев, который покинул группировку после первых двух убийств, поклявшись никому не говорить о ее деятельности. Фадеева расстреляли.

Через несколько месяцев после суда кинотеатр подожгли, а в 1952 году снесли его останки. После срока один из основателей банды Анатолий «Косой» Воробьев вернулся в Омск и дожил до 1994 года.
Так «Гигант» выглядел в 1947 году, когда произошли вышеописанные события
Так это место выглядит сейчас. Для тех, кто не узнал, – остановка «Партизанская»
4. Здание Общественного совета
Формально его не должно быть в нашем списке, поскольку оно продолжает стоять на улице Ленина. Однако если сравнить прежний его облик с нынешним, то можно сделать вывод, что «пациент скорее мертв, чем жив».
Оно было построено в 1859 году в центре города и ныне имеет 25-й номер по улице Ленина. Автор проекта неизвестен, предположительно им был городской архитектор Ф. Вагнер. Выполнено в стиле классицизма, в начале ХХ века было украшено барочным декором, в это же время к зданию пристроили пару дополнительных помещений.
Таким здание было в 1890-е годы...
С 1861 года здесь заседал Общественный совет, своего рода клуб привилегированных граждан Омска. Здесь давались балы и маскарады, устраивались детские вечера, встречи с гостями города, благотворительные акции.

С пристройкой концертного зала Общественное собрание стало сценической площадкой. В его стенах играла актриса В. Комиссаржевская, выступали поэты Федор Соллогуб и Константин Бальмонт.

Здесь же в 1914-м открылся один из первых кинотеатров Омска.
1933 год. На заднем плане можно увидеть католический костёл, о котором мы расскажем чуть позже
Наши дни
...а таким стало к 1958 году
Далее обитатели здания стремительно меняются: с 1916 по 1948 год здесь был тифозный госпиталь, дом пролетарской культуры и отдел «Агитплаката». С 1948-го по 1981-й в здании размещался театр музыкальной комедии.

Затем помещение передали театру кукол, но оно не использовалось и постепенно ветшало. До наших дней сохранилось меньше трети оригинальной постройки.

Время от времени ведутся разговоры о его реставрации, но, как видно по фото выше, пока восстановлен только исторический жестяной забор (шутка).
5. Павильон Омского парусного кружка
Здесь речь пойдет о здании, которое многим покажется не ахти каким важным, но кому-то, возможно, будет любопытно узнать, как яхтсмены после революции пострадали от пива.
26 августа 1924 года газета «Рабочий путь» писала:

«В текущую навигацию Иртыш близ Омска пестрит парусами. В более или менее ветреную погоду то там, то здесь можно заметить косой, шпрингтованный или прямой четырёхугольный парус, часто, за неимением подходящего материала, самого неожиданного «экзотического» цвета.

Возрождение парусного спорта надо горячо приветствовать. Выдержка, дисциплина, умение командовать и, параллельно, повиноваться, твёрдый глазомер и математическая точность движений – вот необходимые качества яхтсмена…

К сожалению, пока что наши яхтсмены не организованы как следует. Нет яхт-клуба, спецпристани, не организуются гонки».
На самом деле яхт-клуб существовал в Омске ещё до революции и даже провел несколько соревнований до 1919 года, когда прекратил свое существование. Зимой 1925 года омские парусники объединились вновь, создав Омский парусный кружок.

Уже летом они приступили к оборудованию пристани, для чего удалось получить от Местхоза в бесплатное пользование участок берега Иртыша между улицами Съездовской и Короленко, а также старый лес от разобранных базарных лавок.

Из него был построен павильон – деревянный, крытый железом, размером 5 на 8 аршин, с лестницей в 18 ступеней.
Гонки яхт. 1930 год
Поймать нужный ракурс довольно сложно: предыдущее фото снимали с воды
В 1926 году новосибирская газета «Советская Сибирь» пишет о гонках, «кажется, единственных не только на Обь-Иртышском бассейне, но и по всей Сибири», которые состоялись на Иртыше.
У яхт-клуба. 1920-1930 гг.
«На скромные свои средства кружок строит на берегу клуб… Средств мало – расходов много. Например, здание клуба. У парусников было своё здание – павильон. Потом этот павильон взяло себе военное ведомство. Затем военвед передал его обществу спасания на водах, а последнее сдало его в аренду под пивнушку.

Мало того, циничные люди, перенеся павильон на Омь, сохранили за ним название «Яхт-клуб». Таким образом, у спортсменов отняли не только клуб, но и его название. Теперь спортсменам уже будет зазорно назвать свой клуб яхт-клубом. А, скажут, это пивная-то! Клуб яхтсменов будет называться «Парусным клубом». Пусть будет стыдно тем, кто превратил яхт-клуб в пивную!».

Кружок испытывал постоянные финансовые трудности и ориентировочно в 30-е годы вновь закрылся.
«Пусть будет стыдно тем, кто превратил яхт-клуб в пивную!».
Газетная вырезка 1949 года, сообщающая о соревнованиях в клубе Досфлота
После войны, вероятней всего в 1948 году, когда произошло разделение Осоавиахима на три организации, дело яхт-клуба в некотором смысле продолжилось.

Практически на том же месте возник клуб Досфлота, где также проводились соревнования на гребных, моторных и парусных судах, о чем можно узнать из газетной вырезки от 26 июня 1949 года.

Позднее в здании клуба находилась спасательная станция. В 90-х помещение сгорело.
6. Склад Эльворти
Еще один дом, который все ещё живёт, но, кажется, страшно мучается.
Начало XX века стало переломным этапом в развитии Сибири. Столыпинские реформы, открытие Великого Сибирского железнодорожного пути, первая Западно-Сибирская торгово-промышленная и сельскохозяйственная выставка, прошедшая в Омске в 1911 году, мощно подтолкнули сельское хозяйство.

Бизнесом в Сибири заинтересовались иностранцы, в Омске стали появляться филиалы американских, голландских и других компаний. Одним из них стало английское акционерное общество «Р. и Т. Эльворти», занимавшееся продажей сельскохозяйственных машин.
«В начале XX века бизнесом в Сибири заинтересовались иностранцы, в Омске стали появляться филиалы американских, голландских и других компаний».
Так склад Эльворти выглядел до революции...
В 1913 году на улице Тарской появился прекрасный трехэтажный особняк в стиле модерн. В его отделке использована редкая в то время кафельная плитка, совершенно уникальными были окна с выпуклыми, как линзы, стеклами.

Настоящим произведением искусства стал «французский» козырек над главным входом. Фасады украшала богатая лепнина с цветочным орнаментом. Здесь располагалась контора фирмы.
Дом № 6 по улице Тарской. 1914 год
101 год спустя
Вплотную к зданию были пристроены большие четырехэтажные склады с громадными окнами и механическими подъемниками. Вдоль южного фасада шел кованый забор с воротами, а к нему примыкало двухэтажное здание, в котором демонстрировалась техника.

Дело Эльворти процветало до 1917 года, когда поставки техники по понятным причинам прекратились. Ещё два года фирма работала на старых запасах, после чего иностранцы уехали.
«Сегодня здание потеряло былое величие, зато служит живым символом современной эпохи с её концептуальной неразборчивостью».
...а так – лет через двадцать после неё. Для невнимательных: на крыше появились буквы «Да здравствует советская власть!»
Здесь расположился Дом Сибсельмаша, затем биржа труда, потом телефонная станция. В 70-х годах четырехэтажные склады сгорели, их остатки снесли, оставив одну стену. Уцелело лишь здание конторы, которое с 90-х годов принадлежит банку и к сегодняшнему дню изрядно подрастеряло былое величие.

Зато теперь оно служит живым символом современной эпохи с её концептуальной неразборчивостью и беспорядочностью: с остатками старой лепнины и изящным фасадом соседствуют пластиковые окна, видеокамеры и антенны.

Внутри же новые хозяева, говорят, навели полный порядок, заменив классические интерьеры на гипсокартон и подвесные потолки.
7. Особняк купца Николая Машинского
Полутораэтажный дом с мезонином и узорами в виде пауков и богомолов был построен в 1914 году и располагался по адресу: Симоновская, 16. Принадлежал он тарскому, а с 1902 года омскому купцу первой гильдии Николаю Николаевичу Машинскому, который жил здесь с женой и девятью детьми. Не так давно особняк уступил место 14-этажному жилому дому № 2, к. 1 по улице Валиханова.
Николай Машинский слыл в свое время одним из крупнейших коммерсантов в Западной Сибири и Степном крае, а также входил в тройку крупнейших омских капиталистов. Торговал изделиями из кожи, мануфактурой и галантереей, основал кожевенный завод.

Занимался общественными делами и благотворительностью, был членом комитета попечительства о народной трезвости, строил дома для рабочих и так далее. Во время Гражданской войны эмигрировал с семьей вместе с остатками колчаковских войск через Японию в Чехословакию, где умер в 1947 году.
«Наша семья выехала из Омска поездом чешских легионеров во время Гражданской войны. В доме был потом детский сад и еще что-то, не знаю… Когда наши уехали, его заняли японцы».
«Наши жили на берегу Иртыша. Дом, в котором они жили, кто-то из родственников нарисовал по фотографии, – писала в дневнике внучка Машинского, Елена Недзведская. – Он стоял на окраине Омска, там был большой сад, лошади.

Была теннисная площадка, бабушка, дедушка и все дети играли в теннис. У дедушки на другом берегу Иртыша был кожевенный завод. В нашем доме был потом детский сад и еще что-то, не знаю… Когда наши уехали, дом заняли японцы.

Наша семья выехала из Омска поездом чешских легионеров во время Гражданской войны. Им предоставили вагон первого класса, поскольку дедушка много сделал для чехов, он отдал свою гостиницу под госпиталь чехословацких легионеров".
Первоначально особняк был полутораэтажным, с мезонином по центру.
В советское время были надстроены боковые части второго этажа. В 1970 году особняк снесли. Сейчас на его месте расположен четырнадцатиэтажный жилой дом.
Николай Машинский также построил первый в Омске четырехэтажный доходный дом на углу улиц Атаманской и Плотниковской, в котором в 1916–1919 годах располагался 175-й военный госпиталь.

Здание до сих пор существует по адресу: Ленина, 38 – и вмещает в себя оптику, кафе, природоохранную прокуратуру, школу вокала, не менее пяти агентств недвижимости и что-то ещё.

В Таре, на площади Ленина, по сей день существует здание аптеки, также построенное купцом Машинским.
8. Особняк Моисея Куперштейна
Тоже в своем роде уникальный случай. Известно лишь то, что этот деревянный особняк в стиле модерн на углу ул. Лермонтова и Учебной принадлежал каретному мастеру Моисею Куперштейну, а в 1911 году здесь находилась женская городская богадельня. По единственному имеющемуся снимку 1956 года можно заметить, что домик в целом был довольно страшненький. Снесен. Сейчас на его месте стоит кирпичное здание, в котором расположен офис одного из банков.
9. Церковь во имя Михаила Клопского (Галкинская церковь)
Одна из красивейших церквей Омска, которую в советские годы постигла печальная, но довольно типичная как для Омска, так и для всей страны судьба.
Снимок 1920-1925 годов
Церковь была построена в 1902 году на углу улиц Думской и Семинарской, современных 10 лет Октября и Маршала Жукова, на территории старинного упраздненного кладбища.

Храм в народе называли Галкинским, по фамилии купца Михаила Галкина, который пожертвовал большую часть средств на строительство. Церковь была возведена по копии плана петербургского храма святой Ольги архитектора Давида Гримма и представляла собой образец стилизации под русское зодчество ХVI–XVII веков.

В 1935 году после закрытия Ильинской церкви храм становится кафедральным собором, а его архиерей Антоний Миловидов – епископом Омским и Ялуторовским. В течение года новоявленный епископ ведет работу по сохранению действующих храмов и восстановлению уже закрытых.
«Одна из красивейших церквей в городе, которую в советские годы постигла печальная, но довольно типичная как для Омска, так и для всей страны судьба».
В ноябре 1936 года его арестовывают «за организацию кадров духовенства на борьбу с советской властью», пропаганду книги «Протоколы сионских мудрецов» и высказывание фашистских идей, после чего по 58-й статье приговаривают к 10 годам исправительно-трудовых лагерей и вместе с еще шестью священниками отправляют в Челябинск.
В 1969 году дело Антония Миловидова отменили за отсутствием состава преступления
Там Миловидов становится главным фигурантом еще одного дела – его обвиняют в создании контрреволюционной организации ПУХ (Партии угнетённых христиан). Четвертого октября 1937 года его и еще 20 священников расстреляли.

Немного позднее арестовали протоиерея Галкинской церкви Александра Мефодьева и протодьякона Семена Цыбина. Их судьба неизвестна.
Галкинская церковь перед сносом. 1954 год
В 1937 году церковь закрывают по фиктивному ходатайству жителей соседних домов. В 1940-е годы в здании храма располагается общежитие пожарной охраны, с него снимают главы и сносят колокольню. В конце 1950-х годов сносят и саму церковь.

Сейчас на её месте расположен сквер имени Карбышева. Прославленный генерал-лейтенант смотрит теперь примерно в ту же сторону, куда был направлен фасад Галкинской церкви.
10+.
В Омске в свое время было еще несколько интересных храмов других конфессий, которые также перестали существовать практически по одним и тем же причинам.
Так, на углу улиц Новой и Костёльной, на месте современного ТЮЗа, располагался католический костёл, который считался единственным в Омске зданием в готическом стиле.

Костёл построили в 1860-х гг. по проекту архитектора Сибирского казачьего войска Г.С. Вершинина на площади у Никольского Казачьего собора, между зданиями Общественного собрания и Соборной мечети.
«В Омске в свое время было несколько интересных храмов разных конфессий, которые перестали существовать по одним и тем же причинам».
Интерьер костёла. 1900–1917
Окончательный облик костел получил в 1910–1911 годах, когда достроили башню и ризницу. Внутри были орган и красивый иконостас, сделанный ссыльными поляками.

В советскую эпоху храм закрыли, ксёндз был арестован и осуждён на 10 лет лагерей, а приход принудительно распустили. В 1932 году в костёле был размещён детский дом для беспризорников, затем – антирелигиозный музей, потом – летний театр.

В 1965 году снесён. В 1967 году на его месте построен театр юного зрителя.
Мечеть в 1940–1953 годах
Соборная мечеть располагалась рядом, на месте нынешнего торгового комплекса «Топаз» по проспекту Маркса. Её построили в мае 1823 года «для демонстрации лояльности и заботы Российской империи в отношении колонизируемого населения».

Минарет и купол мечети были окрашены в зелёный цвет, три золочёных шпиля с шарами завершались полумесяцами из белой жести, окна украшали ажурные решетки. В 1930-е годы мечеть закрыли, а в 1964-м – снесли.
Синагог в Омске в начале ХХ века было сразу две, так называемые старая и новая. Нас интересует последняя – она располагалась на пересечении улиц Будочной и Семинарской (позднее – Лагерной, еще позднее – Жукова), недалеко от того места, где сейчас стоит памятник советскому маршалу.

В 1939 г. её закрыли и передали под милицейскую казарму. В конце 70-х синагога горела и была снесена.
Была в Омске и лютеранская кирха, и она практически осталась целой, однако её постигла интересная участь. Построена она была в 1790-е годы на современной улице Достоевского и представляла собой здание в стиле барокко, с достроенной в начале ХХ века готической башенкой.

И снова 1930 год – сначала в храме изымают книги, а затем кирху закрывают, а башенку разбирают. В 1972 году здание кирхи реконструировали и соединили пристройкой с Домом культуры им. Дзержинского, а с 1977 года в нем разместился музей УВД Омской области.
В этом смысле из всех верующих больше всего повезло баптистам. Краснокирпичный молитвенный дом возвели в 1907 году на нынешней улице Пушкина. Его закрывали и отбирали у общины в 1930-х, после чего на несколько лет поселили там Куйбышевский отдел милиции, но впоследствии вернули обратно и даже отреставрировали.
Павел Креслинг
текст, дизайн, верстка

*
Фотографии: Сергей Сапоцкий, Владимир Казионов, pastvu.com
Читайте также:
Made on
Tilda