старый Омск
Городок в городе
«ВОС» предпринял небольшое путешествие во времени, чтобы разобраться в наболевших вопросах истории Нефтяников
Городок Нефтяников строился в 50-е годы для работников нефтезавода. Утопающие в зелени дворики, причудливые архитектурные формы, обширные парковые зоны – все это должно было ежедневно радовать заводчан своим видом. Но… в какой-то момент на этот процесс повлияла хрущевская «борьба с излишествами». Концепция «промышленной утопии», которая только начинала зарождаться на севере Омска, постепенно сошла на нет. Однако силами энтузиастов был осуществлен настоящий прорыв и в промышленности, и в градостроительстве.
Лаврентий Берия - крестный отец омского нефтезавода
Лаврентий Берия как глава НКВД не мог быть заподозрен во вредительстве и имел возможность воплощать в жизнь самые смелые задумки советских ученых и инженеров.
У этой версии есть и сторонники, и противники. Действительно, достаточно закрытая система высшего управления в СССР не оставила никаких документальных подтверждений непосредствен­ного участия Берии в создании городка Нефтяников. Однако по целому ряду косвенных признаков можно заключить, что такое масштабное событие, как запуск первого нефтеперерабатывающего завода в Сибири, не могло произойти без отмашки сверху. К тому же Берия курировал нефтяную промышленность.

Сейчас уже не найти концов - под влиянием каких событий первый директор омского нефтезавода Александр Малунцев покинул весьма престижное кресло начальника главка в Москве и отправился почти в добровольную ссылку в Сибирь, в кошмар ГУЛАГовской стройки? Стройка сверхсложного на тот момент предприятия в незнакомых условиях была для того времени почти невыполнимой задачей. Стройка могла состояться при условии, что кто-то, минуя бюрократическую волокиту наркомата и снабжающих организаций, гарантировал поставку всего необходимого на стройплощадку.
Нефтезавод - бесспорная доминанта Нефтяников
Участие какой-то всесильной личности в процессе создания ОНПЗ и городка Нефтяников подтверждается еще и тем, что омские нефтяники не сохранили память о репрессиях за вредительство (неизбежный бич многих строек тех лет). Миновали они и пик антисемитской борьбы с космополитизмом без потерь, при том что евреев, начиная с самого Малунцева, на стройке было предостаточно. Может, это было условием устного соглашения Малунцева с кем-то очень высокопоставленным из свиты Берии, если не с самим Лаврентием Павловичем? Александр Моисеевич соглашался на директорскую должность с условием снабжения по первому разряду и созданием защиты его подчиненных от МГБ? Это вполне в духе самого Берии.
Первые комсомольцы, прибывшие на строительство нефтезавода, жили в палатках. Вокруг были лишь котлованы. Им предстояло в чистом поле возвести высокотехнологичное предприятие.
До 50-х годов на территории современных Нефтяников не было ни одного благоустроенного строения. Многие рабочие даже зимой жили в брезентовых палатках с земляными полами.
Перекресток проспекта Мира и улицы Комбинатской (нынешней Химиков). Омск, 60-е годы.
Сейчас это место, как и все Нефтяники, изменилось до неузнаваемости.
Социализм за колючей проволокой
Лев Гумилев в местах заключения успевал заниматься научными трудами и сразу после реабилитации выпустил свою монографию "Древние тюрки".
Из описаний начала строительства выясняется поразительный факт – вся территория Нефтяников и нефтезавода по периметру была огорожена колючей проволокой. Существовало всего несколько официально разрешённых въездов с КПП. Со стороны Омска, примерно на месте современной Заозёрной, где она плавно переходит в мост им. 60-летия ВЛКСМ, какое-то время существовала деревянная триумфальная арка, декорированная знамёнами и лозунгами на кумаче.

За колючей проволокой стояли бараки для заключенных: простых уголовников и "политических". Среди них был и русский писатель этнограф, сын Анны Ахматовой и Николая Гумилева - Лев Гумилев, которого сослали в Сибирь за подготовку к государственному перевороту и попытку свержения Сталина. Хотя на деле молодой человек просто начал препираться с преподавателем в университете, который на занятиях начал искажать биографию его отца.

По воспоминаниям других заключенных, Гумилев не был приспособлен к тяжелому физическому труду. Часто вместо того, чтобы "ворочать землю" с другими зэками, его оставляли дневальным по казарме. Известно, что один из ГУЛАГовских бараков стоял там, где позже построили кинотеатр "Кристалл".
Кинотеатр «Кристалл». 1970-е годы.
Трудно представить, что когда-то район «Кристалла» был частью обнесенной колючей проволокой территории.
Есть разрозненные свидетельства старожилов о том, что заключенные жили не только в бараках, но и в недостроенных зданиях, в которых занимались отделкой. Одним из них был жилой дом, в котором в будущем разместится магазин "Омич". Все окна, это видно на фото, забиты досками, якобы из-за того, что там содержали заключенных. Также среди ветеранов ОНПЗ ходит старая страшилка, связанная с этим домом - днем шел трамвай с людьми, а в это время из оконного проема последнего этажа выбросился (а может, выбросили?) человек.
В конце 50-х годов на нынешнем проспекте Мира была трамвайная линия. Дороги для автотранспорта не было.
В наши дни ситуация изменилась - из транспорта есть все, кроме трамваев...
Пролетарии Нефтяников против захламинских изгоев
На месте Нефтяников ранее располагалась деревня Захламино. Невероятно, но даже спустя одно поколение, по прошествии каких-то двадцати-тридцати лет, никто не мог показать каких-то примет былого селения, ориентиров, связывающих историческое место с современностью.

Сегодня в блогах встречаются карты старой станицы Захламино. Она располагалась на берегу Иртыша немного ниже по течению от того места, где сейчас расположен парк Советский. Называлось это место потому так, что находилось за холмом, если ехать из Омска. Этот самый холм в районе аграрного университета сохранился и по сей день, только в условиях городского ландшафта выделяется не так отчетливо, как в голой степи, которая здесь была еще в начале XX века.
ПКиО "Советский". Омск, 70-е годы.
Поговаривают, что в народе существовала некая оппозиция "нефтяники - захламинцы". То есть прогрессивный рабочий класс из городка Нефтяников и отсталые, дремучие жители Захламино. Казачья станица с приходом советской власти осталась без казаков. В интересах советской власти было как можно скорее стереть в народной памяти какие-либо воспоминания о Захламино. Так и произошло, а все, что осталось - было мифологизировано.
Жители городка делились на продвинутых нефтяников и отсталых изгоев захламинцев
К примеру, в Омске пару десятилетий после исчезновения деревни Захламино с лица земли, существовало представление о некоем воровском "Захламино" - заповеднике блатных нравов и прибежище вступивших в конфликт с законом. Единственное упоминание в большой литературе встречается у омского поэта Адия Кутилова в стихотворении "Я Омск люблю легко и пылко".
Архитектурная судьба городка Нефтяников
Судьба, естественно, нелегкая. А какая еще может быть у чего-либо в нашей стране? Тем более у городка, заложенного в послевоенные годы.

Сегодня уже мало кто вспомнит, что на въезде в городок Нефтяников - в начале проспекта Мира - торжественно возвышались две фигурные колонны, которые как бы являлись воротами Нефтяников. Колонны были снесены в 60-х годах во время хрущевской борьбы с излишествами.
Омск, конец 1950-х годов.
Въезд в городок Нефтяников сегодня
Похожая участь постигла ДК имени Малунцева. Проект главного "очага культуры" Нефтяников предполагал высокие колонны со стороны фасада и на боковых портиках. Этот факт подкреплен архивными фотографиями.
Строительство ДК имени Малунцева с колоннами.
Современный облик Дома культуры в центре Нефтяников.
Проект Дома культуры был унифицирован уже на этапе строительства. Главный ДК Нефтяников приобрел более строгие очертания, без ионических колонн и фигурной лепнины. Стоит отметить, что в некоторых городах СССР типовой проект ДК успели реализовать. Например, глядя на дворец в Риге, можно увидеть изначальный проектный облик ДК имени Малунцева, который остался невидимым для омичей.
Дворец в Риге выполнен по тому же проекту, что и ДК Малунцева.
Второстепенную роль в культурной жизни городка отводилась ДК Строителей. Но так получилось, что его ввели в строй в конце 50-х годов. Чуть раньше, чем ДК Нефтяников, еще до "борьбы с излишествами". Это спасло его внешний вид, сохранив все "лишнее".
ДК строителей (ныне театр-студия Л. Ермолаевой).
В целом градостроительная концепция Нефтяников несколько выбивается из советских принципов. Для советских мегаполисов и районных центров обязательна центральная площадь с неизменной статуей Ильича, а в начале 50-х годов - товарища Сталина. На площадь фасадом должно выходить здание обкома или райкома партии, исполком и отделение милиции.

Но в ранних Нефтяниках таковые объекты отсутствуют. Здание райисполкома (исполнительного комитета районного Совета народных депутатов) появилось в 60-х, располагалось на удалении от общепризнанного центра городка. Первый райотдел милиции и народный суд Нефтяников находились на улице Магистральной. На площади у ДК Нефтяников в подвале жилого дома находился опорный пункт ДНД - добровольной народной дружины. Впрочем, здание советского исполкома с 70-х годов почти не изменилось. Однако надпись "Слава КПСС" пропала.
Площадь перед исполкомом, как и многие омские локации, осталась без трамваев, получив взамен много автотранспорта.
Несмотря на наличие всех атрибутов советского градостроительства, ситуация с планировкой городка выглядит парадоксальной, если не сказать более - антисоветской. Но если исходить из посыла социального эксперимента (идеального промышленного поселения), то все выглядит вполне логично.
Больничный городок должен был стать «фабрикой бессмертия» для строителей коммунизма
Примечательно, что архитектурной доминантой района до строительства ДК Малунцева был больничный городок. До этого в Омске не было такого сосредоточения медицинских учреждений. Примечательно, что в Нефтяниках не было отведено места под кладбище. В этом контексте больничный городок приобретает образ некоей фабрики бессмертия, построенной на служение людям, которые не только хотят построить коммунизм, но и успеть пожить в его условиях.
Малые архитектурные формы, вроде фонтана у входа в больничный городок, были визитной карточкой Нефтяников.
Сейчас немногие из сохранившихся архитектурных элементов ранних Нефтяников ждут не дождутся своей очереди на реставрацию.
От больничного городка до парка "Советский" тянется проспект Культуры, который делится на две независимые секции ДК имени Малунцева. Само наименование "проспект" не слишком соответствовало характеру улицы, поскольку она не использовалась как парадная городская магистраль. Проспект Культуры в Нефтяниках всегда был бульваром, чем-то средним между тихой межквартальной улицей и сквером. Сейчас в окрестностях проспекта Культуры можно найти немало нетипичных для того времени архитектурных решений, которые несколько противоречили духу социалистической идеологии.
На пересечении проспекта Культуры и улицы Малунцева, кстати, располагается дом, в котором жил легендарный первый директор омского нефтезавода - сам Александр Малунцев. Сейчас на этом доме можно увидеть памятную доску, отмечающую этот факт.
Многие жители Нефтяников называли своих сыновей в честь первого директора нефтезавода Александра Малунцева
Александр Малунцев в возрасте 45 лет оставил в Москве высокую должность и переехал в Омск, чтобы возглавить строящийся нефтезавод. В 1950-х жители городка Нефтяников очень часто выбирали для своих сыновей имя Александр – в честь первого директора нефтезавода Александра Малунцева. Когда ему сказали об этом, смутился и пошутил: «Шапку бросишь – в Сашку попадешь».

Малунцев был профессионалом высокого класса, очень общительным человеком, играл на фортепиано и даже был тамадой на свадьбе у одного из рабочих нефтезавода. Его разносторонность и высокие профессиональные качества вызывали огромное, если не сказать колоссальное, уважение у жителей Нефтяников. Участвовал он не только в наладке производственных мощностей нефтезавода, но и в строительстве подведомственных нефтезаводу социальных объектов - детских садов, школ, профилакториев.
Во всем облике Нефтяников и в деталях проступает общая сверхзадача, объединявшая первых поселенцев этой местности в 50-е годы. Они знали, что строят - разумеется, не детали планировки проспектов или конструкций домов, а общий образ своего будущего, неясный, но влекущий. Они знали его по кино. Это будущее жило на экранах, сшитых из простыней в холодных бараках, значит, оно было уже определено и становилось настоящим. Что из этого получилось, судить современным жителям городка Нефтяников.

P.S.
Этого материала не было бы без очерков о Нефтяниках замечательного омича Константина Ткаченко. В свободном доступе с его прозой можно ознакомиться здесь.
Дмитрий Валитов
текст, дизайн, верстка
Читайте также:
Made on
Tilda