Истории
Как работает театр
Путь от пьесы к спектаклю в рассказах деятелей омской сцены
Для рядового зрителя театр ограничивается артистами на сцене, в лучшем случае - ещё гардеробом и буфетом. На деле за кулисами трудятся множество людей, без которых существование театра невозможно. Чтобы узнать и рассказать о них, мы попытались проследить основные этапы создания спектакля.
Режиссёр
Для любого спектакля нужен режиссёр: он формирует в своей голове так называемый творческий замысел, руководит всем процессом его воплощения и получает в итоге большинство лавров (или тумаков, если спектакль оказывается неудачным). Режиссёр бывает приглашённым, а бывает и штатным, нередко занимая заодно пост художественного руководителя театра, - это значит, что помимо творческих вопросов он отвечает ещё и за административные: снабжение, материальная база и прочие малопривлекательные вещи. Фигура режиссёра в целом довольно очевидна, и останавливаться подробно мы на ней не будем.
Пьеса
Прежде чем поставить спектакль, режиссёр должен выбрать подходящую пьесу (или наоборот, иногда театр выбирает текст для постановки и только потом приглашает режиссёра). Источники текстов могут быть самыми разными. Во-первых, в театры в больших количествах приходят пьесы от переводчиков и драматургов. Во-вторых, существуют целые агентства, которые занимаются распространением и продажей пьес. В-третьих, пьесу можно взять и из интернета, однако нужно учитывать, что у большинства текстов есть правообладатель.
– Иногда какой-нибудь драматург из ныне живущих не требует за текст ничего, но переводчик просит столько, что ты вешаешься. Ужас и цинизм ситуации в том, что ты не можешь заказать другой перевод, потому что у переводчика права на автора.

Мы так ставили в Алтайском театре драмы пьесу Рэя Куни «Плохие парни». Знакомый эстонец сделал нам прекрасный перевод, большая часть декораций была готова, костюмы сшиты, начались черновые прогоны, до премьеры остаётся месяц – и мы закрываем спектакль. Потому что объявляется обладатель эксклюзивных прав на Куни и сообщает, что он, собственно, один может его переводить и что конкретно эту пьесу он ещё не переводил и пока не собирается, но может предложить что-нибудь другое.

При этом он берёт значительный процент от продажи билетов плюс единовременно 2 тысячи евро, что адекватно гонорару среднего режиссёра, – а спектакль, за который он просит эти деньги, идёт в 37, если не в 137 театрах страны, – и мы в 138-й раз должны были отдать ему эти деньги. В общем, люди неплохо на этом зарабатывают.
Владимир Золотарь
художественный руководитель омского ТЮЗа
Макет
Первым делом режиссёр встречается с художником-постановщиком, вместе они решают, как будет выглядеть спектакль, после чего художник готовит проект - макет спектакля, чертежи декораций, эскизы костюмов и тому подобное. Как правило, в театре есть штатный художник-постановщик. Однако довольно часто у режиссёра есть свой круг людей, с которыми он сотрудничал или просто хорошо знает их работы, - и тогда художника приглашают со стороны.
Так, к примеру, выглядит макет художника-постановщика Сергея Федоричева для спектакля "Автобус" омского "Пятого театра"
А так - уже сам спектакль на сцене. Сходство очевидно
Техсовет
Макет обсуждают на техсовете, где собираются режиссёр, художник-постановщик и постановочная часть: бутафоры, костюмеры и так далее. Режиссёр объясняет свою идею, и дальше все думают, как её воплотить: какие выбрать ткани и материалы, что театр делает сам, а что закупает на стороне, что где крепится и что откуда выезжает. В этом плане техсовет может стать серьёзным испытанием для художника: нередко его спускают с небес на землю, потому что не всегда все его идеи возможно воплотить в реальность. Здесь же обговариваются все сложные моменты – потому что если художник приглашён со стороны, то в следующий раз он окажется в театре ближе к выпуску спектакля. В конце техсовета составляется график выпуска, где подписываются режиссёр и представители всех цехов. После этого работа идёт параллельно: постановочная часть готовит сцену, а режиссёр готовит артистов.
Артисты
У разных режиссёров подбор актёров проходит по-разному: одни общаются с каждым артистом персонально, причём на самые широкие темы, вплоть до любимого кино; другие проводят кастинг в форме этюдов – актёры могут разыгрывать какие-то сцены, изображать животных или что угодно ещё. Некоторые берут нескольких артистов на одну роль, и в процессе становится понятно, кто лучше вписывается, – как правило, все всё понимают и обходится без насилия и обид. В конце концов, иногда режиссёр сразу выбирает нужных артистов - по полу, возрасту и другим признакам.
- Работу над спектаклем артисты начинают с читок. Кто-то просто произносит текст, кто-то уже всё для себя придумал и играет свою роль – таких артистов потом трудно переделать, поэтому режиссёр, как правило, просит просто читать. Потом идёт разбор - что произошло в том или ином эпизоде, что в нём главное, в чём конфликт. Это всё называют застольным периодом.

Некоторые режиссёры работают на этюдах, это характерно для новой школы. Так мы работали с Праудиным над «Зойкиной квартирой»: в течение трёх недель смотрели в интернете видео, документальные фильмы про наркоманов, как они себя ведут, как их там трясёт и ломает, а потом всё это показывали.

Когда пьеса проанализирована – её начинают репетировать по сценам, с самого начала. Постепенно спектакль собирается из эпизодов в одно целое. Только после этого начинаются репетиции на сцене, и здесь, как правило, назревает необходимость сделать из условных трёх с половиной часов имеющегося материала необходимые полтора.
Сергей Шоколов
артист "Пятого театра"
К слову, когда артист составляет контракт с театром, в нём указано, что к десятой репетиции он должен знать текст пьесы. Кто-то знает его уже на первой - как правило, это как раз те, кто уже придумал свою роль до читки и знает, как играть. Кто-то тянет до последнего, потому что бывает и так, что во время репетиций режиссёру перестает нравиться текст и его приходится переделывать и учить заново.

Однако мало кто из актёров зубрит роль дома, существует даже выражение «учить текст ногами»: актёр запоминает слова во время проработки мизансцен, когда каждая реплика связана с конкретными жестами и движениями по сцене. Если же на каком-то этапе артисту всё-таки делают замечание за то, что он не готов, то дело может дойти до наказаний: вызова к директору, лишения премии и активного порицания коллег.
Постановка
Художественно-постановочная часть - это совокупность театральных цехов, в которых создаются декорации и сценические эффекты, бутафория и костюмы актёров. Обычно в состав художественно-постановочной части входят реквизиторский, бутафорский, пошивочный, костюмерный, гримёрный, слесарный и столярный цеха. Кроме работы над подготовкой спектакля, в обязанности постановки входит забота о нём во время гастролей: пока артисты привыкают играть спектакль на сцене чуть меньшей, чем родная, постановочная часть подкручивает, обрезает и любыми другими способами изменяет декорации, чтобы они на неё правильно и красиво встали.
Вообще, достаточно редко бывает, что художник с режиссёром заранее придумали спектакль и художник принёс внятный макет. Очень часто бывает совсем не так, потому что сейчас пошло поколение двоечников, они приходят и не знают, что, зачем, как и для кого они будут делать. Вот тогда нам приходится довольно трудно и нервно: мы сидим, что-то выдумываем и очень психуем. Вообще, для нас работа с режиссёром вторична, он работает с актёрами. Для нас художник - главный человек. Многие в последнее время говорят, что художник не нужен вовсе, – слышать такое, как минимум, странно.
Вадим Предит
заведующий производственными мастерскими
Бутафория и реквизит
Бутафория – это муляжи предметов, используемые в спектаклях взамен настоящих, а реквизит – всё, что актер берёт на сцене в руки. Изготавливают их, соответственно, бутафорский и реквизиторский цеха. Реквизит может быть покупным, фабричного производства, когда необходимы, например, предметы быта вроде кружек и тарелок, или самодельным – когда речь идёт о диковинных и сказочных вещах, наподобие золотого ключика. Изготавливается реквизит из поролона, сукна, пенопласта, гипса, папье-маше и чего угодно ещё. Еда и напитки относятся к исходящему реквизиту – то есть такому, который необходимо пополнять к каждому спектаклю.
- Обычно первым делом все спрашивают, что пьют актёры во время спектаклей. Все напитки на сцене – это вода, чай и сок в любых сочетаниях. В спектакле «Маленькие трагедии» герои пьют «Дон Периньон»: этикетки мы печатали сами и клеили на бутылки с детским шампанским. Что актёры едят – зависит от сцены. Иногда покупают настоящие бутерброды, иногда приходится брать пластмассовое яблоко и делать вид, будто откусываешь и жуёшь. В одном спектакле у нас был жареный поросёнок – мы сделали кости и натянули на них чехол, который незаметно снимали, когда в один момент несколько персонажей накидываются на этого поросёнка и как бы его съедают.
Евгений Ломов
бутафор
Старый реквизит обычно хранится на складе: какой-то в неизменном виде кочует из спектакля в спектакль – как правило, оружие и посуда; какой-то приходится переделывать. Ломается что-то не так часто – в основном это мечи, которые берут в руки незнакомые со сценическим фехтованием молодые актёры. Как признаются работники цеха, интереснее всего работать для детских спектаклей и сказок: там нужно больше всего самодельной бутафории, для современных постановок в основном используют покупной реквизит. К слову, труднее всего сейчас найти устаревшие предметы быта вроде чемоданов и самоваров, их приходится покупать по объявлениям у бабушек и дедушек.
Костюмы
За костюмы артистов отвечают сразу два цеха – швейный и костюмерный. Швейный цех изготавливает, ремонтирует и перешивает одежду: если в спектакле появился новый актёр или старый неожиданно взял себя в руки и заметно похудел. Костюмерный цех делает так, чтобы одежда идеально сидела на артисте и, кроме того, оказывалась на нём в нужный момент спектакля. Иногда артисты меняют костюмы по нескольку раз за действие и на каждое переодевание остаётся едва ли больше двух минут. Здесь кроется главное отличие сценического костюма от повседневного – его предельная функциональность: если мы, например, привыкли, надевая штаны, застегивать поочерёдно пуговицы, ширинку и ремень, то артист, как правило, может позволить себе только потайные липучки.
- Иногда в процессе создания костюмов приходится менять их по несколько раз. Сначала нужна синяя ткань в мелкий горошек – мы бегаем и ищем именно такую, шьём. Потом выясняется, что режиссёр не видит характера в этом костюме, и приходится всё менять. Бывает, что костюм вообще не входит в спектакль. А ещё бывает вот как: у нас есть мастер по пошиву Вова Новиков. Это надо видеть - не дай бог, где-то будет складка или лишняя ниточка, он к костюму относится как к женщине, как к первой любви, как художник к холсту. И вот он приносит нам костюм – отутюженный, без единой складочки, а я вздыхаю: «Ты бы знал, что мы сейчас будем с ним делать!» Мы берём краску и начинаем этот костюм пачкать, затирать его до дыр шкуркой, отрезать карманы ножницами или ещё что-нибудь в том же духе – потому что так надо для спектакля. Володя на это смотреть не может, он всегда уходит.
Лариса Бараускене
главный художник
В "Пятом театре" костюмы для всех действующих спектаклей, а их порядка двадцати, занимают целую комнату. Есть ещё два помещения, где хранятся костюмы для постановок, уже снятых с репертуара, – они (или какие-то их части) могут понадобиться в будущем
Причёски и грим
После того как костюм артиста готов, его образ завершают работники гримёрно-постижёрного цеха, то есть того, где занимаются гримом, париками и причёсками, а также накладными носами и разного рода шрамами. Перед спектаклем актёрам причёсывают головы и делают макияж – женщины, как правило, справляются сами, мужчинам приходится помогать. Непосредственно с первым звонком надеваются парики. Если есть какие-то перемены грима в ходе спектакля и времени на это хватает - актёр идёт в цех, если времени нет - гримёры несут за кулисы зеркала, салфетки, расчёски и всё делают там. Как и во всей постановочной части, здесь руководствуются эскизами художника.
- Например, в постановке «Кармен» у одного персонажа нет глаза – значит, мы убираем глаз, натягивая веко специальным прозрачным театральным скотчем, потом гримом рисуем шрамы, растушёвываем. Не сказать, что это сложно. Труднее всего, наверное, делать старческий грим, особенно если на роль ставят молодого актёра. Сначала тёмным цветом вырисовываются морщины, потом всё тушуется, высветляются определённые участки на лице - надбровные дуги, скулы. Подбираются определённые тона, чтобы появился характерный рельеф. Вообще, специфика театрального грима в том, что его должно быть видно со сцены, поэтому приходится работать грубыми крупными мазками, а при выпуске спектакля, когда свет уже поставлен, - обязательно сидеть в зале и смотреть, достигнут ли нужный эффект, достаточно ли выражен характер персонажа.
Елена Подкорытова
гримёр
После спектакля актёра «убирают» - снимают причёски и грим, а иногда делают массаж, чтобы он мог расслабиться. Вообще, по словам работников цеха, психологический комфорт актёра – одна из главных задач: если грим и причёска хорошо соотносятся друг с другом и с образом в целом, то и артист будет чувствовать себя спокойно.
Звук
Звуком в театре заведует радиоцех, на его совести звуковое оформление и сопровождение спектаклей, монтаж фонограмм, коммутация, закупка оборудования и вопросы авторских прав. Процесс подготовки спектакля зависит от режиссёра. Как правило, он приезжает с готовым материалом и уже знает, какая будет музыка. Либо он точно не знает, но объясняет, что примерно хочет услышать, и работники цеха подбирают материал.
- Обычно с музыкой сразу репетировать не начинают, мы подключаемся к работе примерно через месяц. Бывают простые спектакли, без микрофонов, где всё ведётся с помощью одного аппарата, на котором просто ставится музыка с флеш-карты. Бывает, что задействовано три-четыре аппарата, куча микрофонов и нужно успевать контролировать процесс: автоматики никакой и всё делается вручную.
Дмитрий Головко
заведующий радиоцехом
Помимо прочего, радиоцех работает с Российским авторским обществом. Существует специальный бланк, на нем указываются точное название трека на языке оригинала, авторы текста и музыки и, если удается найти, обладатели авторских прав. Указывается, сколько включений в спектакле, в какой очерёдности и сколько они длятся в секундах, после чего вся информация отправляется в РАО.
Свет
За некоторое время до предполагаемой премьеры актёры начинают репетиции на сцене. К этому моменту, по идее, должно быть закончено производство – декорации и костюмы, и спектакль собирается, как конструктор, на сцене. В этот момент вступает художник по свету. От него, во-первых, зависит, как будет видно артиста, а во-вторых, он должен правильно высветить декорацию: создать ощущение того, что на сцене холодно или, наоборот, тепло, что действие происходит днём или ночью. Всё это делается с помощью множества прожекторов и цветных фильтров. Правильно высветить спектакль достаточно сложно: нужно понимать, например, где необходимы медленные переходы, а где плавно-быстрые, – и в итоге предложить режиссёру не один вариант света.
Для каждого спектакля пишется световая партитура – обозначается реплика, действенная или словесная, номер картины и рядом всё расписывается: какой прибор, какой мощности, какой фильтр где ставится, куда падает свет. Это всё прописывается в пульт управления. В простых спектаклях ты просто нажимаешь кнопку и картинка автоматически меняется по выставленному времени. Но я не сторонник такого подхода и предпочитаю ручное управление под каждую реплику и каждое действие.
Антон Юрков
заведующий художественно-осветительским цехом
Художника по свету могут позвать ещё на техсовет, если он работает в штате или если театр может позволить себе привезти приглашённого лишний раз. Но чаще всего его работа проходит на сценических репетициях в последнюю неделю. Конечно, он всегда предварительно общается с художником, видит эскизы и приезжает с базовыми решениями. Но всё равно он должен присутствовать на "грязном" прогоне, чтобы видеть артистов и понимать, как всё развивается.
- Вообще, световые репетиции - это отдельное занудство. Если вы хотите хороший свет, то вы должны замучить артистов. Это очень медленный процесс: мы берём эпизод, художник сначала собирает общую картинку, мы снова прогоняем эпизод, и художник занимается более мелкими нюансами, потом - световая репетиция. Нормальный двухактный спектакль – это примерно два дня плотной работы. Бывает, что свет ставят и без артистов, но потом 75% работы приходится корректировать.
Владимир Золотарь
художественный руководитель омского ТЮЗа
Собственно, после этого, если остается время, идут чистовые прогоны, финальные репетиции, которые обычно начинаются с утра, а заканчиваются ночью. Это время самой большой истерии, когда всем кажется, что была бы в запасе хотя бы ещё одна неделя - и получился бы шедевр. В это время многие артисты на полном серьёзе срывают голос и посещают фониатра.
Параллельно со всем этим процессом работает административно-рекламный отдел, то есть люди, которые продают. Они пристают к режиссёру, подробно узнают, что это вообще будет за спектакль, разрабатывают дизайн программок, работают со зрителями, иногда устраивают встречи с режиссёром. Это происходит на начальном этапе - ещё ничего не ясно, но уже надо продавать билеты, готовить полиграфию. Иногда приходится менять название, потому что, например, билеты на спектакль под названием «Траур - участь Электры» можно продать только отъявленным филологам или садистам, приходится садиться и сочинять что-то новое, в нашем случае – «Моя правда твоей ценой».
Анна Зернова
завлит "Пятого театра"
Машинисты
Прежде чем играть спектакль, необходимо сделать так, чтобы декорации стояли, ездили, поворачивались и не падали во время действия. Всё это и есть забота машинистов сцены - они начинают собирать спектакль задолго до его начала, не один час его разбирают после того, как отгремели овации, а в промежутке - если того требует сценарий, прямо во время действия - приносят на сцену и уносят обратно разнообразные предметы, от подносов с чашками до роялей и банкетных столов. Профессии этой нигде не учат, а тем, кто её все же освоил, платят далеко не самые большие деньги. Работа тяжелая физически и отнимает много времени, но есть приятный бонус в виде своеобразного социального лифта: нередко машинисты сцены переходят в другие цеха, а то и вовсе становятся полноценными артистами.
Для одного детского спектакля мне почти всё время надо было сидеть у самой сцены и управлять огромной кабиной с крыльями, которая то и дело носилась по сцене. Во время премьеры меня в какой-то момент заметила девочка из крайних рядов, показала на меня пальцем и спросила у сидящей рядом мамы: "А что там за дяденька с бородой прячется?" Я не выдержал и рассмеялся. Меня заметили ещё несколько человек, и довольно скоро внимание части зала переключилось в мою сторону. Смеяться я так и не перестал. На следующий спектакль рядом со мной поставили специального человека, который закрывал меня от зрителей черной тряпочкой.
Александр Егоров
машинист сцены
Помощник режиссёра
Казалось бы, готово - декорации нарисованы и выставлены, бутафория и реквизит лежат наготове, артисты выучили свои роли и надели костюмы с париками. Но все стоят у сцены и ждут команды одного из самых главных людей в театре, того, кто невидимой тенью носится над всеми на протяжении всего процесса, от читок до финальных репетиций, - помощника режиссёра. В театральном мире бытует выражение: режиссёр – это "папа" спектакля, а помреж – "мама". От него требуется, чтобы актёрам и режиссёру было максимально удобно существовать, а рабочий процесс был налажен как часы. Перед репетициями он следит за тем, чтобы присутствовал весь необходимый реквизит и актёрский состав, во время подготовки к спектаклю - чтобы костюмы и декорации были готовы к сроку, а перед каждым представлением - чтобы всё живое и неживое лежало и стояло на своём месте, было исправно и двигалось с нужной скоростью и в нужном направлении. К сожалению, нам удалось поймать только одного помрежа, да и тот отказался что-либо рассказывать, сославшись на крайнюю занятость.
Вот и всё. Конечно, о многих мы незаслуженно умлочали - есть ещё слесарный и столярный цеха, есть завлит и завпост, отдел снабжения и бухгалтерия, есть в конце концов, уборщица, буфетчица и гардеробщица, которая, как известно, вообще стоит у истоков театра. Тем не менее, путь от пьесы к спектаклю в общих чертах представлен, и в следующий раз, посмотрев очередную постановку, помните, что увиденное вами - лишь конец большого пути и результат огромного труда множества людей. Аплодируйте немного сильней, чем обычно - вдруг все эти люди стоят за кулисами, изможденные многонедельным трудом, и запоминают лица тех, кто плохо хлопает.
Благодарим за помощь в подготовке материала омский "Пятый театр" и Театр юного зрителя.
Фото: Владимир Казионов, Александр Барановский, Юлия Васюкович.
Павел Креслинг
текст, дизайн, верстка
Читайте также:
Made on
Tilda