город

Преданья старины глубокой

Какие книги, такие и мысли. Что читали и о чем думали омичи, жившие более ста лет назад?
текст: Вадим Дитковский
фото: Владимир Казионов

Машины времени у меня нет, спиритизмом не увлекаюсь, экстрасенсорикой – тоже. Ни слетать в прошлое, ни вызвать духов сюда и допросить их с пристрастием я не могу. Зато мне отлично известна дорога в библиотеку имени Пушкина, которой в этом году исполнилось 110 лет. Туда и направился.

Они были первыми

«Портал в прошлое» я обнаружил на третьем этаже нашей главной региональной библиотеки. Там, в аудитории № 313, работает экспозиция «Первые книги из фондов омской Пушкинки». Их оказалось не так уж и много.

– Когда наша библиотека открылась, в ней было лишь около трех тысяч книг, – заметив мое удивление, пояснила заведующая отделом «Центр книжных памятников» Омской государственной областной научной библиотеки имени А.С. Пушкина Лариса ПОНОМАРЕВА. – Все они занесены в специальный каталог.

Отсчет в нем начинается с Библии. Сегодня в Пушкинке более трех с половиной миллионов книг, но эта Библия была первой. Жаль, что ее уничтожили в двадцатых годах. Зато книга под номером два – «История религий»1899 года издания – сохранилась до наших дней.
Первые книги из фондов Пушкинки
Не удержавшись, я протянул руку за раритетом. Кожаный корешок, а обложка словно из мрамора с красным оттенком – ну очень красивая книга. И редкая. Как мне пояснили, сегодня она считается первым в нашей стране опытом сравнительного религиоведения.

Под каким номером в каталоге значатся путевые заметки немецкого дипломата, которые могли бы спровоцировать мировую войну, я, каюсь, не посмотрел. Зато имя автора выяснил.
– Иоганн Георг Корб, – рассказала Лариса Григорьевна. – В Москву он приехал в конце XVII века и оказался свидетелем стрелецкого бунта.
«Дневник путешествия в Московию» Корба
Корб не был связан с газетами, тем более с желтыми, но упустить эксклюзивную тему для репортажа не смог. Вернувшись на родину, он написал книгу о тех событиях и не только о них. «Дневник путешествия в Московию» – так она называется. Надо ли говорить, что нашу страну немец изобразил не в радужном свете?
Почти весь тираж путевых заметок Георга Корба был уничтожен при Петре I
– Его книга вышла в 1700 году, – Но потом весь тираж уничтожили.

Причина проста – Европа не захотела ссориться с Петром Первым. Русских там уважали, поэтому решили медведя не злить и подождать с публикацией. «Дневник…» напечатали только спустя двести лет. Один из первых экземпляров направили в Омск.

Примерно в это же время наши прабабушки и прадедушки познакомились с учением Карла Маркса.

Вечно живые

Продолжаю изучать старые книги, выискивая изюминки. Оказывается, сто лет назад омичам предлагали не только религиозную литературу и путевые записки.

Я, например, обнаружил на выставке зачитанные до основания «Критические разборы романа Достоевского «Братья Карамазовы», изданные в 1894 году. Судя по состоянию книги, сто лет назад она пользовалась огромным успехом у посетителей библиотеки. Популярнее был разве что «Капитал» Маркса.
Некогда самая популярная книга в фондах омских библиотек
– Он и сегодня востребован, – раскрыла мне «страшный секрет» Лариса Пономарева. – Его часто спрашивают.

Полистал раритетный каталог – там «Капитал» значится под номером 41. То есть это одна из самых первых книг в Пушкинке, которую, кстати, читали вовсе не коммунисты-подпольщики, а местные предприниматели.

Экономическая и политическая литература в то время шла на ура. К примеру, «Система избирательного права» 1905 года издания или «Профессиональные рабочие союзы» Поля де Руазье. Люди, наверное, чувствовали, что грядут перемены. А те, кого не интересовала политика, зачитывались «Грезами» Канта, штудировали «Метафизические размышления» Декарта и не менее популярную «Историю материализма» под редакцией Владимира Соловьева. Хотя он, оказывается, был еще и поэт. «Стихотворения» Соловьева 1895 года издания мне показали на выставке.
«Капитал» Маркса остается востребованным у читателя и в наши дни
– Это его первая публикация, – пояснила Лариса Григорьевна. – Редчайшая вещь.

Но больше всего омичам, жившим в начале XX века, нравились сказки.

– Томик Андерсена зачитали настолько, что реставраторам стоило больших трудов вернуть его к жизни, – улыбнулась Пономарева. – А «Рассказы-сказки» Киплинга мы не хотим реставрировать. Пусть читатели видят, какой популярной была эта книга в то время.

И как в Омске любили хорошие книги около ста лет назад.

Впереди Сибири всей

Сегодня, как мне пояснили, в библиотеке имени Пушкина свыше 50 тысяч книг дореволюционной эпохи.

– Самая старая – богослужебная книга «Октоих» 1638 года издания, – поделилась Лариса Григорьевна. – Не менее уникальна и «Книга об артиллерии» Брауна, вышедшая в 1710 году.
Заведующая «Центра книжных памятников» Пушкинки Лариса Пономарева
Полистать ни ту, ни другую мне, конечно, не дали – с этими раритетами могут работать лишь специалисты. Зато рассказали, что по книге Вабана «Об атаке», которая тоже находится в Пушкинке, строили вторую Омскую крепость. К слову, тем, что в нашем городе столько редких и удивительных книг, мы в какой-то степени обязаны офицерам.
По книге Вабана «Об атаке» из фондов Пушкинки, строили вторую Омскую крепость
– Многие приезжали к нам из столицы, – пояснила Пономарева. – Отслужив, они возвращались назад, в Петербург, а книги дарили.

Это сегодня стопки книг, перевязанные веревкой, можно увидеть возле помоек. Тогда же, во времена не столь просвещенные, к книгам относились иначе. Их не выбрасывали, а передавали в библиотеки.

– В начале прошлого века Омск считался городом просвещенным, – пояснила Лариса Григорьевна. – До революции у нас было около 50 библиотек.

Сейчас, естественно, больше, но ведь и город в то время был невелик. Зато имевшиеся библиотеки отлично снабжались литературой. Туда поступали из Петербурга даже очень редкие книги.
Библиотека имени Пушкина в здании городской Думы в 1920-е годы. Современная Пушкинка на Красном Пути.
– Такие, как, например, прижизненные издания Пушкина и Достоевского, – рассказала заведующая отделом «Центр книжных памятников». – Или свод законов Российской империи, изданный в 1830 году.

Неудивительно, что Омск считался книжной столицей Сибири. В 1920 году все библиотечные фонды национализировали. После этого часть раритетов пропала, а какие-то оказались в библиотеке имени Пушкина. Некоторые из них сегодня можно увидеть на экспозиции «Первые книги из фондов омской Пушкинки». И не только увидеть, но даже взять в руки и почитать. Например, «Боярскую Думу» Ключевского или «Стихотворения» Бунина 1903 года издания. Омичи не упустили этой возможности. Интересно, что их привлекает в библиотеку?

– Многие книги, с которых более ста лет назад начиналась омская Пушкинка, входят в золотой фонд русской культуры, – пояснила Лариса Пономарева. – Они до сих пор не потеряли своей актуальности.