ситуация

С любимыми не расставайтесь

Петиция Ольги Рыбковской за свободное посещение больных в реанимации собрала более 250 тысяч подписей
Вначале несколько простых человеческих писем. Просто почитайте. Просто.
Евгения Васильева
Казань
«Я пережила это, когда моего трехлетнего сына после мононуклеоза забрали на три дня в реанимацию с сильнейшей интоксикацией. Никакие метания в поисках вариантов не расставаться с сыном не дали результатов. Вариантов просто не было! Кому лучше от того, что маленький ребенок в полуобморочном состоянии остается один в чужом месте? Как он должен найти силы, чтобы не только выздороветь, но и справиться со страхом? Кто лучше матери сможет ухаживать за ним, когда ему так плохо? Почему ради спорного поддержания порядка в медучреждении мы должны жертвовать своими детьми?»
За полтора месяца петиция собрала более 250 тысяч подписей со всех уголков России и мира.
Юлия Борисова
«Несколько раз София попадала в реанимацию, я уж не помню, сколько точно. Мозг старательно пытается стереть эту невыносимую, непередаваемую дикую боль, бессилие, опустошение. Когда ты скулишь, как собака, когда нет сил дышать, но надо... Несколько раз доктора говорили, что оттуда София уже не выйдет. Каждый раз ценой невероятных усилий, порой унижений, иногда благодаря жалости медперсонала (бывало, и тайно) я попадала к ребенку (что делала – писать не стану). Но это помогало! Каждый раз София после этого шла на поправку. Очень важно для любого умирающего человека, особенно ребенка, чувствовать любовь и присутствие любящих его людей. Там так страшно! Особенно когда палата общая… Иногда любовь и кое-какие манипуляции, известные одной матери, дают силы выкарабкаться. Поэтому необходимо дать этот шанс обеим сторонам по ту и эту сторону страшных реанимационных дверей. Я знаю, что тот день все же придет. Но я должна быть в этот момент с ней. Чтобы она чувствовала меня и не боялась сильно».
Таких историй здесь не одна, не пять и не десять – много больше. Каждая из них полна своей болью, доходящей до крика отчаяния. Дети, старики, просто тяжелые больные могут лежать в реанимационном отделении, палатах интенсивной терапии неделями. Кому-то потом удается выйти из больницы, кому-то, увы, нет. Но в любом случае находящийся в пограничном между жизнью и смертью состоянии человек, кроме лечебных процедур, крайне нуждается в присутствии родных людей. В лучшем случае – для чрезвычайно важного душевного сопричастия, в худшем – для последнего прощания.

Но в российских клиниках подобное практикуется крайне редко, в виде счастливого исключения из правил. Правил, прописанных в санитарно-гигиенических нормах, внутренних распорядках лечебных учреждений, в головах глав- и просто врачей, для которых присутствие постороннего человека в больничной палате – лишняя головная и организационная боль. Вот только больным и их родственникам от этого не легче.
Находящийся между жизнью и смертью человек, кроме лечебных процедур, нуждается в присутствии родных людей.
.
Омичка Ольга Рыбковская составила петицию «Требуем от Минздрава обязать больницы не препятствовать посещению близких в реанимации». За полтора месяца петиция собрала более 250 тысяч подписей со всех уголков России и мира. Здесь же опубликованы печальные, трагические истории о том, как жизненно необходимо присутствие родных людей у реанимационной постели. Совершенно понятно, что это тема больная во всех смыслах и, по-видимому, требует скорейшего положительного решения.
Из текста петиции
Исходя из защиты прав пациента, ребенка и, в первую очередь, из элементарных гуманистических принципов, мы требуем отменить эту средневековую, жестокую и бессмысленную практику изоляции тяжелобольных от родственников. Во всех цивилизованных странах такой практики нет. Более того, в реанимационных палатах созданы комфортные условия для круглосуточного нахождения там родственников тяжелобольных пациентов.

Мы требуем, чтобы Министерство здравоохранения РФ, а также уполномоченный по правам ребенка в РФ, использовав опыт развитых стран, направили официальное письмо во все без исключения медицинские учреждения, объясняющее незаконность «разлучения детей с родителями во время госпитализации» (ФЗ № 323, ст. 51, п. 3). Этот документ должен толковаться однозначно (без вариантов) и иметь абсолютный приоритет над всеми местечковыми правилами и запретами. Также необходимо обеспечить условия для пребывания родных вместе со взрослыми больными – это не требует больших вложений, достаточно поставить в палату кресло.
Автор петиции Ольга Рыбковская
И вот 14 марта в публикации «Новой газеты» директор департамента общественного здоровья и коммуникаций ведомства Олег Салагай сообщает, что письмо от Минздрава, подтверждающее это право, еще в прошлом году было направлено во все регионы. «Это право каждого пациента – быть посещенным родными и близкими, в том числе в реанимации», – написал он в фейсбуке.

Однако Ольга Рыбковская обращает внимание на не вполне корректную формулировку ответа: «Быть посещенным» – это очень размыто, неконкретно и может трактоваться как угодно. Час в день? Один раз в неделю? Нужен документ, перекрывающий по приоритету все местечковые правила и постановления, чтобы на него можно было бы сослаться тем, кого не пускают к умирающим или тяжелобольным родственникам. Документ безоговорочный, не допускающий трактовок. Не «письмо с просьбой», а конкретное указание от Минздрава РФ».
Гражданская инициатива омички Ольги Рыбковской оказалась более чем своевременной и востребованной.
Но, похоже, петиция уже наделала и без того немало шума в высоких кругах. 21 марта в Госдуму на рассмотрение были внесены сразу два законопроекта, которые могут позволить одному из родителей бесплатно находиться в больничной палате, в том числе в отделении реанимации, вместе с ребенком в течение всего периода его лечения.

Так или иначе, но гражданская инициатива омички Ольги Рыбковской оказалась более чем своевременной и востребованной. Мы полагаем, что эта публикация не оставит равнодушными тех, кто считает, что нельзя разлучать пациентов, находящихся в критическом состоянии, с их родными.

Остается надеяться, что в скором будущем круглосуточное дежурство близких у постели тяжелого пациента станет нормой не только в голливудских фильмах, но и в обычных реанимациях обычных российских больниц.

А сама петиция находится здесь. Ну, кому интересно.
Оксана Дмитрук

*
Читайте также:
Made on
Tilda