забытый омский андеграунд

Сахарные мосты и дороги

История омской певицы Вари Леденцовой и её «Левых братьев»
Один из примеров добровольного превращения собственной биографии в мистификацию: силами самих участников сейчас не так уж и просто отследить реальную историю проекта со сложной судьбой и неплохими перспективами «Варя Леденцова и её Левые братья».
Так, например, давно заброшенный официальный сайт Вари сообщает нам следующее:
«Варя Ледянцова родилась в 1992 году в Омске. Папа – Гоша Виноватов. Личность мамы не установлена, но известно, что она всегда тайно поддерживала свою дочь и каждый вторник посылала коробки рафинада, из которых ребенок чистыми руками строил сахарные мосты и дороги, и пушистого серого пуделя, который каждую среду убегал обратно к мамочке. Вскоре мамочка заболела малярией и посылать гостинцы девочке перестала. Ходили слухи, что она все время проводила на крыше, заметая следы своего темного прошлого и складывая пентхауз из новогодних открыток. Позднее пентхауз укрепили первомайскими открытками и назвали «Дом в небе».
Если даже закрыть глаза на то, что история состоит из названий песен группы, сведения эти явно искажены хотя бы потому, что существует видеозапись омского рок-концерта 1994 года, на которой Варя Леденцова предстает как минимум совершеннолетней.
Омский рок-концерт, снятый местным телевидением в 1994 году. С 11-й минуты - интервью с Варей Леденцовой и её выступление (кажется, единственная существующая видеозапись певицы). Видео прекрасно и само по себе - посмотреть стоит и выступления музыкантов, и комментарии зрителей в конце.
В итоге что-то похожее на правду удалось найти лишь в одном источнике – тексте летописца омской музыки Джеймса Александра Даркфорса.

Если вкратце, в 1986 году в стенах омского политеха, тогда ОмПИ, режиссер студенческого театра, будущий инженер Павел Мошкин, не знавший точно, быть ему театралом или рокером, а потому на всякий случай писавший и пьесы, и песни, встретил Наталью Евтину – старшеклассницу из комсомольского актива.
«Евтина очень хотела петь, несмотря на неоконченное начальное музыкальное образование. Но сама с прискорбием отмечала, что она очень ленива и ей нужен под боком «генератор пинковой тяги», который будет ее аккуратно направлять к мечте. В голове Мошкина завертелись мириады новых идей, и проект начал создаваться, – сообщает нам Джеймс Александр Даркфорс. – Мошкин написал пьесу «Луковый суп», в которой доказывал, что все гениальные творцы были алкоголиками. В пьесе появился персонаж по имени Гоша Виноватов, и это имя Мошкин принял, чтобы не писать стихи под «неподходящей» фамилией: «Инженер Мошкин – это еще туда-сюда. Но вот поэт Мошкин – это уже совсем ни в какие ворота». И стал Гошей Виноватовым.»
— Джеймс Александр Даркфорс
Первым совместным проектом Евтиной и Мошкина-Виноватова стал основанный в 1990 году театр «Группа товарищей», в рамках которого исполнялись в том числе и песни, например, пародия на Робертино Лоретти «Я – Манька». В это время Наталья Евтина придумывает себе первый псевдоним – Жанна Говядина, но довольно скоро меняет его на менее идиотский и куда более живучий, ставший известнее ее собственного имени, – Варя Леденцова. Почему-то его часто писали, как «Ледянцова», и в итоге прижились оба варианта.
Поначалу Гоша Виноватов и Варя Леденцова занимались чем-то вроде уличного театра, разыгрывая, например, в новосибирском Академгородке перфоманс «Трезвые гости», в рамках которого, одетые во все зеленое, приставали к прохожим, или устраивая спонтанную игру на флейтах на остановке общественного транспорта. В 1989-м году они попали на концерт группы «Несчастный Случай» в новосибирском Академгородке, что дало им примерное понимание, как может выглядеть и звучать их собственный музыкальный проект.
Проект стартовал в 1992 году: к Гоше и Варе присоединились пианист и скрипач, возникло название «Варя Леденцова и ее Левые братья» («Левые – потому что не родные», – поясняла Варя в интервью), и появились первые песни: «Серый пудель», «Малярия», «Как сестра», «Яблоко» и «Сахарный мост», которая даже звучала на омском радио. Проект играл поп-рок с долей декаданса и напоминал нечто среднее между группой «Несчастный случай» и Жанной Агузаровой.

Гоша Виноватов был в числе прочего поклонником философии Бхагвана Шри Раджниша (Ошо), любил говорить о том, что к жизни, как и к смерти, не нужно относиться серьезно, что, видимо, передалось всей группе – одним из программных заявлений долгое время было: «Мы исполняем песни борьбы и протеста против засилья всего, ибо всего должно быть не больше, чем есть...». Так пародировались разного рода программные заявления русских рокеров того времени.
Песни Вари леденцовой разных лет
Группа стала заметным явлением на местной сцене, занимала призовые места на региональных конкурсах – и, судя по сохранившемуся материалу, имела перспективы не только в Омске. Однако что-то не сложилось. Официально «левые братья» прекратили существование уже 1995 году, хотя это название ещё будет всплывать в начале нулевых. С этого времени Варя выступала с группами «Коллекция Бабочек», «NO NAME» (1997-98), «MICKEY MOUSE BAND» (1999-2001), пройдя путь от поп-рока к тяжелому ритм-энд-блюзу и рэгги, и выпустив всего 6 студийных записей, озаглавленных просто «Варя Леденцова».

Потом она стала серьезно обучаться вокалу, попыталась уйти в околоджазовую электронику, а затем и вовсе уехала в Петербург и, кажется, понемногу завязала с исполнительством: периодически пела в ресторанах французский шансон, пыталась было найти новых «левых братьев» среди местных музыкантов. Но рождение дочери Лизы и отсутствие «пинковой тяги» (Гошин пинок не дотягивал до культурной столицы) постепенно свело на нет «все ее творческие трепыхания», как выразился Павел Мошкин, который до сих пор живет в Омске и сейчас руководит центром развития личности.
Даже старожилы омской рок-сцены с трудом вспоминают, кто такая Варя Леденцова. Печальные итоги творческой судьбы проекта удачно формулирует тот же Джеймс Александр Даркофорс: «Наши герои тоже жалуются на отсутствие вменяемых студий в Омске и денег на то, чтобы серьезно записаться. Как самокритично отметил сам Павел Мошкин, «лень минус деньги плюс перфекционизм». Итог – ни одного полноценного альбома при куче песен разного качества записи, раскиданных по просторам интернета».
Текст, вёрстка: Павел Креслинг. Фото: Евгений Москалец, Наталья Уланова
Made on
Tilda