герои

"Я боялся, что во мне вырастет подсолнух"

Разговорчивые эксцентрики из группы «Буерак» ответили на вопросы «Вечернего Омска» перед концертом в нашем городе

Беседовала Александра Чернега
"Менее года потребовалось группе "Буерак", чтобы прочно закрепиться в качестве самых ярких представителей российской постпанк-сцены. Постоянно выступая за пределами родного города, группа уже собирала полные залы в Москве и Санкт-Петербурге, не забывая давать аншлаги в сибирских городах", - говорится в анонсе омского концерта группы из Новосибирска (по легенде, из Усть-Чилима - населенного пункта в Сибири, о котором не знает даже Гугл).
Саша и Артём
Вы что-нибудь успели посмотреть в Омске?

Артём (вокал): У вас лапша вкусная! Прямо очень вкусная. И организаторы нас хорошо встретили: спали в хорошей квартире на удобном диване. А вот в крафтовом баре нам не понравилось, пиво там не очень, но зато есть куда расти.

Саша (гитара): В лапшичной поел всего на 300 рублей — очень хорошо.

Артём: На самом деле Омск на Новосибирск очень похож. Бывает, приедешь куда-нибудь — совершенно всё другое, а тут такая привычная атмосфера. Местами ощущение, что мы в знакомых новосибирских районах. Иногда напоминает Плехановский жилмассив, например.

Саша: Даже как будто людей знаем.

Артём: Новосибирск немногим круче Омска, может быть только народа больше.

Саша: Ну и метро есть.

Вы поете про Усть-Чилим? Он существует? На карте есть только Усть-Ордынский посёлок и Чилим, отдельно.

Артём: Да есть он! На картах его нет, но это не говорит о том, что его не существует. Это сумеречная зона просто.

Сейчас вы ещё молодые и ничем не обременённые. Как себя видите через 10 лет?

Саша: Да мы и в тридцать будем молодыми и ничем не обременёнными.

Артём: Ну, может, обременёмся, но не сильно.

А богатыми и знаменитыми хотите быть?

Артём: Можно, конечно, только если для этого не придётся себе творчески изменять. Почему бы и нет.
"Буерак" после выступления в Омске. 9.10.2015
Маргиналами и аутсайдерами не хотите быть?

Артём: Не, не хотим быть ни уродами, ни маргиналами. У нас ведь музыка добрая очень. Мы смеёмся над многим, даже над чем не нужно смеяться. И воспитаны хорошо слишком.

Саша: Мы образованные даже, я считаю.

Какое образование у вас?

Саша: У меня почти высшее, чуть-чуть осталось, в сфере инновационных технологий.

Артём: А я рекламщик.

Под какую песню посоветуете пострадать от безответной любви?

Артем: Сrystal Сastles & Robert Smith - Not In Love - совместночка.

Саша: Под наш "Медляк", а ещё можно под Ceremony – Cold Night.

Артём: Ceremony — она вообще не влюбленная!

Саша: Да ты что говоришь-то, там такая любовная тоска!

Артём: Банальная и неинтересная, я не люблю, когда прямо поётся, что вот чувачок страдает, мне нравится завёрнутая история.

А песня "Медляк" - она основана на реальных переживаниях? Про какую-то конкретную барышню?

Артём: Нет, это просто юмор. Это в рамках концепции нашего альбома "Корни". Смысл в том, что наш лирический герой, будучи колхозником, приехал в город и просто не может иначе выразить свои чувства к девушке, стесняется, вот и приглашает её на медляк в надежде что-то получить.
Ваши личные переживания есть в песнях?

Артём: Да мы просто ни о чем не переживаем сильно. Лирический герой — он у нас в крупных релизах, а вот в синглах мы уже поём мистические и сумасшедшие вещи, там-то наше эго раскрывается больше.

Саша: "Полны любви", например.

Насчет песни "Парфюм". Одеколон пили когда-нибудь?

Артём: С одеколоном у меня вообще история отличная. Откуда, собственно, это всё взялось? Когда я был маленький — ходил с бабушкой в бассейн, и по дороге туда я увидел, как бомжи покупают одеколон, и подумал, что они вонючие и им стыдно за это, поэтому они покупают, чтобы надушиться. Потом мне рассказали, что они его пьют, и в песне "Парфюм" я передаю свои детские воспоминания и пытаюсь создать образ сумасшедшего человека, повернутого на советской парфюмерии. Кто-то от футбола фанатеет, а этот чувак на совке повёрнут.

В песне "Магазины" вы поете, что все дорого. Неужели в Новосибирске действительно такие цены?

Саша: Да! Очень.

Артём: Дешевле из Москвы заказывать!

Кстати, про Москву. Все туда переезжают, вы не собираетесь? Или в Петербург?

Артём: В Питер едут помирать, а в Москву — делами заниматься. Мы и так там часто бываем, нам удобно. Есть возможность на неделю приехать и уехать.

Саша: Может, когда-нибудь переедем.
Вы музыку в особенном состоянии сочиняете?

Артём: Вдохновений у нас нет. Есть чёткое осознание, что хочется именно так придумать. Абстрактно я представляю ритмический рисунок и из головы пытаюсь на гитару реализовать. Я нот не знаю и музтеории не знаю.

Музыкального образования нет никакого?

Артём: Зато есть чутьё. Мы просто чувствуем, как нам надо, и делаем.

Вы как давно "Буерак"?

Саша: Музыкой мы с детства занимались, а вместе играть начали три года назад.

Вы специально пишете короткие песни, чтобы они не успевали надоедать?

Артём: В этом фишка! У нас отсутствует структурность: вступление, куплет, припев, проигрыш, без повторов. Вот в следующем материале мы уже будем иначе выстраивать, более традиционно.

Вас относят к постпанку, вы сами себя куда причисляете?

Артём: Да мы просто музыку играем. Ориентиры, конечно, из постпанка. Со временем это отошло, и сейчас мы делаем музыку, которая нам нравится. Ведь нас слушают не какие-то там ценители постпанка, а разные люди. Мне вот нравится прямая ритм-секция, фанковые партии басовые, вот и получается постпанк. Стиля нет, есть цель заниматься музыкой.

Вы чувствуете особую сибирскую постпанк-волну?

Артём: Мы просто отсталые населенные пункты. В Москве постпанк заиграли в 2008 году, а в Новосибирске недавно. Вот ещё вышел фильм про вашего Летова "Здорово и вечно", фестивали состоялись, и нас начали резко ассоциировать с холодным сибирским экзистенциализмом, но это все неправда.
Вы как к Летову относитесь?

Саша: Неинтересно.

Артём: У нас нет тех проблем, про которые он пел. Мы же не в 90-х, гонений нет. Тогда музыка более искренняя получалась, потому что тебе за неё голову могли прострелить или посадить. Мы живём в XXI веке, и надо честно смириться с тем, что у нас все хорошо, а не делать вид, будто страдаешь, и чёрные цветы стоят в вазе, и кровь стекает.

Саша: Не выдавливать из себя.

Артём: Поэт родился в Новокузнецке, откуда у него европейский экзистенциализм может возникнуть? А в стихах он переживает французскую революцию, в родном городе как будто нечем увлечься.

Знаете, в чем смысл жизни?

Артём: Нет.

Саша: Нет.

Артём: В чём-то созидательном, наверное, но точно не в плохих вещах. Или тупо продолжить род и вырастить хороших людей на фоне всего уродства вокруг.

Саша: Самореализоваться и что-то оставить после себя.

Как должен умереть рок-н-рольщик?

Саша: Не очень прилично и нерационально, на задворках или в подъезде.

Артём: Рок-н-ролл точно уже умер, и мы к нему не имеем отношения, а рок-н-рольщик должен умирать как гопник — неосознанно.
Что вас бесит больше всего?

Саша: Много чего! Это больной вопрос.

Артём: Поверхностность и глупость в искусстве, когда нет увлеченности и глупые люди пытаются что-то делать, не прокачав себя, да ещё и находят отклик. Критика всякая бездумная в пабликах. Низкое культурное образование без стремления стать лучше.
Что-то конкретно можете назвать?

Артём: Мы всегда сталкиваемся с поверхностностью и глупостью, потому что наше творчество мало кто понимает правильно, а есть те, кто цепляется ко всему.

Саша: Всякая псевдосветская молодёжь делает вид, что начитанная и умная, а потом на матах ругается с таксистом и лезет в драку. Натянутая интеллигенция, короче.

Как относитесь к русской попсе?

Артём: Её нет. Не было никогда. И не будет. Русская поп-музыка не существует.

Саша: А группы "Виа-гра" и " Блестящие"?

Артём: Ты угораешь, что ли? Это не поп-музыка, ни по каким параметрам.

Саша: А что это?

Артём: Просто что-то жалкое.

Саша: Ну а что, по-твоему, поп-музыка?

Артём: Ну, Майкл Джексон. Поп-музыка имеет свои каноны, и они меняются, был в 80-е один звук модным, потом другой.

Саша: В 90-е было модное звучание! Его все узнают, это и была поп-музыка. Кай Метов был.
Кайфуете, когда выступаете?

Артём: Многие факторы влияют по-разному. Нам нужно, чтобы просто на сцену не лезли и ничего нам не портили, потому что такое каждый раз случается. Все педали нам перетаптывают и шнуры вырывают.

Саша: Мы рады, что здесь, в Омске, нам высокая сцена досталась. Самая высокая в нашей истории.
Кто любимый писатель?

Артём: Сейчас Юкио Мисима.

Саша: Эдгар По.

Какое воспоминание из детства самое яркое?

Артём: Я играл в футбол с чувачками. У нас не было футбольного поля, поэтому мы играли возле нового банка и почему-то решили, что его двери - это ворота. И мы лупили по этим дверям. Иногда с нами играли ребята постарше, 15-16 лет, и они в процессе игры куда-то пропадали, а потом оказывалось, что они отъезжали от героина.

Саша: А я в детстве семечку в нос засунул, и скорую вызывали, а я боялся, что во мне вырастет подсолнух. Очень боялся.
Узнать больше о "Буераке" можно на страничке группы ВКонтакте
Александра Чернега
текст
Дмитрий Валитов
верстка
Читайте также:
Made on
Tilda